Так знает ли власть нужды шахтеров?

2 долгожданные "бочки" солярки, которые так ждали все эти дни шахтеры Лучегорска, все-таки пришли - жива еще Россия. Но особой радости это событие здесь не вызвало. 100 тонн дизтоплива хватило лишь на одну заправку тепловозов, карьерных самосвалов, бульдозеров, автобусов, доставляющих вахты в горные забои. И эта одна заправка - всего лишь на 3 дня крайне экономичной и не по полному циклу работы. А дальше?

6 дек. 1996 Электронная версия газеты "Владивосток" №35 от 6 дек. 1996

2 долгожданные "бочки" солярки, которые так ждали все эти дни шахтеры Лучегорска, все-таки пришли - жива еще Россия. Но особой радости это событие здесь не вызвало. 100 тонн дизтоплива хватило лишь на одну заправку тепловозов, карьерных самосвалов, бульдозеров, автобусов, доставляющих вахты в горные забои. И эта одна заправка - всего лишь на 3 дня крайне экономичной и не по полному циклу работы. А дальше?

Каким смехом встретили участники утреннего наряда горький юмор директора разреза Георгия Швеца, пересказавшего разговор с одним из вице-губернаторов края! Тот удивился, что разрезу на неделю работы не хватило 35 тонн дизтоплива, выданного от щедрот краевой администрации в последние дни ноября: так знают наши власти нужды и потребности тех, кто обогревает почти все Приморье! Для незнающих в порядке справки: разрезу на месяц нормальной работы нужно 1500 тонн дизтоплива - в среднем по 50 тонн в сутки. И тогда приморцы смогут спать спокойно - будут тепло и свет без перебоев. Остальное лучегорские угольщики сделают сами - работать они умеют.

Подтверждают это самые свежие факты. Еще в сентябре разрез выдавал Приморской ГРЭС в сутки 12-13 тысяч тонн угля. Но с начала октября, выполняя требования известного "протокола Большакова", здесь резко увеличили добычу и к 20 ноября довели ее до 22-25 тысяч тонн. Правда, работая на пределе возможностей - в ущерб вскрышным работам, без запчастей, на голодном топливном пайке, без зарплаты. Одним словом, свои обязательства по "протоколу" лучегорцы перекрыли с лихвой. Вот только обязательства властей перед ними так и остались почти на нулевой отметке. И недоумевают угольщики: где же губернатор Наздратенко, почему не видно и не слышно его? Ведь был он здесь неоднократно в этом году, лично увидел и собственными руками пощупал энергетическое благополучие приморцев, практически лежащее на поверхности. И еще завидуют Павловскому разрезу, у которого появился спонсор в лице Владивостока: уголь с того разреза идет на отопление города - город платит живые деньги. Лучегорцы же, работающие сегодня на весь край, подобным вни

манием краевых властей не обласканы и готовы отдаться любой коммерческой фирме, которая изъявила бы желание стать их спонсором на взаимовыгодных началах. Об этом без обиняков заявил генеральный директор разреза Швец:

- Дайте нам 1500 тонн соляра в месяц и зарплату - и не надо будет на Приморскую ГРЭС привозить уголь из Сибири или Китая. Мы и сейчас обеспечены на 2 зимних месяца - декабрь и январь - запасами вскрытых углей. Но ведь будет еще и февраль, и март. Поэтому нужны деньги и ресурсы для подготовки фронта работ.

И еще одна деталь: особое отношение лучегорских угольщиков к всероссийской акции шахтеров, о которой говорят все средства массовой информации. Плодом бурных профсоюзных собраний и разговоров на предсменных нарядах явилось решение большинства: одобряя требования шахтеров России и Приморья, все же поставки угля на ГРЭС продолжать. В долг по-прежнему. И причины по-человечески понимаемы: летом уже бастовали, потом пришли августовские тайфуны - люди остались без заработка. Сегодняшняя зарплата шахтера в полтора раза ниже зарплаты работника ГРЭС, хотя, по заявлению Большакова, она должна быть равной и выдаваться месяц в месяц - ведь и те, и другие работают практически на один киловатт. Единственная возможность выравняться с зарплатой энергетиков - это интенсивная работа в зимний период. Весной и летом это исключено, так как к ежемесячным недельным простоям из-за отсутствия дизтоплива, что стало уже нормой, прибавляется климатический фактор - дожди, а разрез площадью 45 квадратных километров, понятно, крыши не имеет.

И последнее обстоятельство: обогревая край, лучегорские угольщики согревают и себя. До сих пор здесь с содроганием вспоминают летние отключения электроэнергии, когда шахтеры шли на работу голодными, оставляя дома детей и жен без горячей еды и воды.