Прощай, «Кунст и Альберс»?

Ситуацию, развернувшуюся вокруг реконструкции здания торгового дома «Кунст и Альберс» во Владивостоке, не назовешь, к сожалению, ни уникальной, ни из ряда вон выходящей. Увы, подобное отношение к памятникам культуры, истории и архитектуры, особенно со стороны собственников, у которых лишь баксы зеленые в глазах, стало приметой нашего времени.

4 март 2014 Электронная версия газеты "Владивосток" №3499 от 4 март 2014
c96ca3c0509cd46cdef67df75bc2adf4.jpg

Уникальный архитектурныйкомплекс может превратиться в безликий торговый центр

У кого подниметсярука?

Помню, как около года назад обсуждалимы с историками и краеведами Владивостока так называемую реконструкцию торговогодома «Чурин и К0», известного в народе больше как Малый ГУМ. С тоскойговорили люди о безнадежно выхолощенном здании, о том, что «ремонт» советской эпохихотя бы намек на уникальность помещений сохранял. А вот новорусские новомодные«архитекторы и дизайнеры» просто убрали всю начинку здания и, по сути, построилиего заново, оставив относительно нетронутым только фасад. Зайдешь теперь в это здание– и не поймешь сразу, в каком из многочисленных торговых центров находишься. Всеодинаковое, все унылое, все безликое. Бутики, неоновый свет, эскалаторы, скучныевитрины…

На том же обсуждении вспомнили и про последний оплот уникальностив городе – ГУМ, «Кунст и Альберс». Вспомнили о Кристиане Берникене, далеком потомкеодного из основателей этого торгового дома – Адольфа Даттана. Кристиан приезжалво Владивосток не раз и не два. И всегда ходил в ГУМ, рассматривал сохранившиесятам клейма на радиаторах, на держателях для ковров, что еще были закреплены на лестницах,на лепнину… Все это, по его словам, напоминало о далеком предке, о человеке, которыйлюбил Владивосток и отдал ему свои силы…

– Нечем ему скоро станет любоваться,– вздохнули тогда краеведы и историки. – Начнут реконструкцию ГУМа – камня на камнене оставят. Какие там кольца для ковров и радиаторы… Хоть бы фасад сохранили…

Скажу честно, год назад лично мне рассужденияэти показались несколько пессимистичными, что ли. Ну у кого поднимется рука рушитьздание, ставшее для пяти поколений владивостокцев символом родного города?

Оказалось, это я была наивно-оптимистичной. А умудренные жизнью краеведы – людьми,вполне реально оценивающими коммерсантов от архитектуры.

Не все новоелучше старого

Когда еще только появилось описаниегрядущей реконструкции, уже стало не по себе. От одних только бодрых слов: «Объекткультурного наследия должен измениться кардинально: первые четыре этажа планируютвыделить под торговые площади, еще два — под офисные помещения, на двух верхнихэтажах расположится парковка. В планах объединить ГУМ с кинотеатром «Уссури», возвестистеклянный купол над крышей и расширить территорию в три раза – до 25 тысяч квадратныхметров. Реконструкция ГУМа подразумевает реставрацию и капитальный ремонт существующихзданий по адресу: ул. Светланская, дом 33, дом 35, исторический облик которых планируетсяполностью сохранить, а также строительство современной торговой галереи на внутреннейтерритории комплекса».

Парковка на последних этажах? Объединениес «Уссури» путем снесения уличной стены? Это как?

Оказалось, что на вопрос «как?»ответ будет получен очень скоро. И превзойдет он даже самые кошмарные ожидания…

Нет, здание «Кунста и Альберса»не сровняли с землей, дабы выстроить там очередную унылую «стеклобетонную» подделку.И даже – во всяком случае, пока – не снесли крышу уникального здания, чтобы установитьна ней кошмарные стеклянные надолбы типа тех, что «украшают» торговый дом «Центральный».Но ГУМ действительно выхолостили – или попытались выхолостить…

Бетоном постаринной плитке

Планировалось, что будут отремонтированыфасад и оконные проемы, а также восстановлен исторический облик центрального входав здание.

На деле же случилось вот что. Всередине февраля реконструкция Владивостокского ГУМа была приостановлена из-за несогласованных с департаментом культуры Приморья ремонтных работ внутри помещения.Оказалось, рабочие, ведущие «ремонт» в залах, сбили лепнину, разрушили оконные рамы,испортили уникальную плитку на полу…

Вот как эти самые «несогласованныеработы» охарактеризовал Виктор Шалай, директор музея имени Арсеньева на своей страничкев Фейсбуке.

– Было красиво. Так красиво, чтодаже в советское время не тронули. И 20 постсоветских лет тоже не калечили, рукани у кого не поднималась, да и в голову не приходило. А сейчас подняли. На видуу всех. Не побоялись, – написал Виктор Шалай. – Сначала предложили снести всю стариннуюинфраструктуру во дворе, чтобы расширить торговые площади. Много говорили о том,что ценность всех этих складов, лифтов, заборов с фонарями – второстепенная. Нето что интерьеры торговых залов. Оказывается, лукавили, тогда уже были планы сделатьэто.

Они ведь не могли не видеть очевидного благолепия, красоты и редкойсохранности этого здания. Что-то же они думали, когда намеренно заливали бетономметлахскую плитку в торговых залах, штробили потолок поперек лепнины, оконные рамыкурочили? Там ведь видно, что это редчайшая красота, о которой иным городам и мечтатьне доводилось. Один из лучших образцов старинной европейской архитектуры. С нимВладивосток был Европой. С ним теперешним – заштатная деревня.

– В рамках реконструкции БольшогоГУМа от собственников на согласование в департамент культуры края поступали заявленияо ремонте фасада, оконных проемов и восстановлении исторического центрального входав здание, – официально прокомментировала ситуацию глава департамента культуры администрациикрая Анна Алеко. – Департаментом проведена внеплановая проверка реставрации зданияВладивостокского ГУМа, которая показала, что ремонтные работы, которые проводятсявнутри помещения, не согласованы и требуют детальной проработки. По итогам проверкидепартамент уже составил акт обследования здания, а представителю собственника выданопредписание о приостановке строительных и любых хозяйственных работ.

Устранить,но не восстановить?

Впрочем, как отмечалось в пресс-релизеадминистрации края, выявленные нарушенияне нанесли невосполнимого ущерба историческим интерьерам. Действительно. Что тамметлахская плитка да лепнина по сравнению с будущей парковкой на крыше и объединениемс «Уссури»?..

Очень скоро появилось сообщениео том, что те самые «собственники» – разумеется, без указания фамилий (и места прописки– что еще хотелось бы знать), уже практически осознали свои ошибки. И, можно сказать,бьют себя в грудь, обещая «вернуть все взад».

– Мы устраним все нарушения, выявленныедепартаментом культуры, и внесем изменения в проектную документацию в кратчайшиесроки, – пообещал директор Владивостокского ГУМа Виталий Слюсарев и пояснил: – Проверяющимиобнаружены несоответствия между первоначальным дизайн-проектом, предоставленным проектировщиком арендатора– лицензированной компанией, и фактически проводимыми работами во внутренних помещенияхГУМа.

А главное (во всяком случае, навзгляд редакции) во всех этих пресс-релизах заключается в одной фразе: «После тогокак нарушения будут устранены, а проектная документация согласована с департаментомкультуры, все реставрационные работы будут возобновлены».

А это, по сути, означает, что все продолжится. И что мы получим витоге? «Кунст и Альберс» с эскалаторами, унылыми бутиками, неоновым светом и настолькобезликим обликом, насколько это только возможно, увы…

– Ребята-бизнесмены, – писал насвоей страничке Виктор Шалай, – к вам обращаюсь. Вы ведь сами знаете, что никакимибизнес-интересами это объяснить невозможно. Давно посчитано,что вам сохранить (уникальные интерьеры торговых залов. – Прим. авт.)было выгодней. В старинных интерьерах покупательная способность выше. А вы взялии исковеркали. Тайком. Зная, что никому не понравится. А значит, делали это толькодля того, чтобы чинно и свысока наблюдать, как город ест. Морщится, корчится, ревет,но ест. Сопротивляется статьями и репортажами, письмами и пикетами, и все равно– ест. Красивое, добротное, надежное уничтожить на глазах у всех – это ведь не бизнес.Это сеанс терапии, в ходе которого люди (бизнесмены. – Прим. авт.) значимостьюнаполняются. Ощущением собственной важности.

По закону этой страны вы, ребята,были обязаны сохранить. Но решили добить. На глазах у всех. Ради сомнительного удовольствиянаблюдать, как другим от этого будет больно.