Рецепты интеллигентных женщин сомнениям не подвергаются

Помню одну масленичную историю. Случилась она в моем детстве. Жили мы тогда в частном доме, запросто и по-свойски общаясь с соседями. Забежать за солью, мукой, стульями, угостить пирожками или кваском, поделиться рецептом, просто зайти поболтать – все было само собой разумеющимся. И жизнь вся была как бы на виду.

26 февр. 2014 Электронная версия газеты "Владивосток" №3496 от 26 февр. 2014

У ближайших наших соседей – забор в забор – в доме верховодилабабушка. Женщина еще не слишком старая – лет 55. Тем не менее была онаавторитетом для всех – дочери, зятя, мужа, внуков. При этом сама Мария Ивановнаочень смущалась того факта, что она – необразованная и всю жизнь прачкойпроработала. Перед женщинами интеллигентных профессий – учителями, врачами,инженерами – просто трепетала. Любой их совет воспринимала как обязательноеправило. «Умный человек сказал!» – говорила Мария Ивановна и меняла порядки вдоме так, как ей посоветовали.

В ту Масленицу с утра пораньше Мария Ивановна пошла в магазин.Как раз «выкинули» масло сливочное и привезли свежую сметану. К блинам-то!

Из магазина Мария Ивановна прибежала сама не своя. Лицо ее гореловосторгом и энтузиазмом. Оказалось, что в очереди она познакомилась с«интеллигентной женщиной».

– Врачом работает, врачом! – в экстазе размахивала рукамибабушка. – Умный человек! Какая женщина!

И поведала «умная женщина» Марии Ивановне рецепт теста дляблинов. Вкуснее, сказала, вы не едали, а кроме того, такие блины куда полезнеедля здоровья.

Все! Мария Ивановна, вернувшись, решительно заявила дочери,собравшейся было заводить тесто на блины по старому рецепту: «Ничего подобного!Будем делать так, как умный человек сказал!». И завертелось колесо в кухне…Мария Ивановна, ежеминутно заглядывая в обрывок серой оберточной бумаги, накотором она простым карандашом прямо у прилавка записала рецепт теста,священнодействовала. Домочадцы из кухни были изгнаны, никому не удавалось дажекусочка новых, правильных блинов урвать. Только за столом!

На чудо-блинызваны были и мы, соседи. Пришли – интересно же, что за чудо такое. И вот изкухни выплыла Мария Ивановна, неся тарелку поджаристых блинов. Гордо поставилаее на стол. Все взяли по блинку …

Ну что сказать? По вкусу и, главное, по консистенции блины большенапоминали резину. Или воздушные шарики. Жевать их можно было долго, проглотить– нереально.

Оказалось, что главной составляющей в рецепте чудо-блинов был… крахмал. По сути, кромеводы, крахмала да капли сахара с солью ничего в том рецепте и не было.

Мария Ивановна сначала не поверила, что интеллигентная женщинамогла так ее подвести. Она честно съела два блина, потом встала, взяла тарелкус оставшейся горкой нетронутого угощения и молча отнесла ее на кухню.

Гости вежливо ретировались, а домочадцы пошли утешать МариюИвановну. Как потом узнали соседи, блины они все же нажарили – уже по старому,отвергнутому было рецепту.

Интересно, что отношение Марии Ивановны к женщинам интеллигентныхпрофессий не изменилось.

– Та, – говорила Мария Ивановна, и лицо ее принималонепередаваемо брезгливое выражение, – та, с блинами, наврала. Никакая она неврачиха. Небось, уборщица какая…