Зачем пингвинам на ковчег?

В ПРИМОРСКОМ краевом театре молодежи готовится премьера спектакля «У ковчега в восемь». Пьеса Ульриха Хуба, по которой создана постановка, говорит с детьми о непростых вещах, непростых настолько, что многие взрослые о них по сей день спорят.

13 февр. 2014 Электронная версия газеты "Владивосток" №3489 от 13 февр. 2014
5c457d81e3b2898ea455a544c4395100.jpg Режиссером постановки выступил Сергей Грязнов. Он много лет плодотворно работает с театром молодежи. Как говорит сам режиссер, он прикипел сердцем к нашему театру, с удовольствием приезжает во Владивосток, чтобы поработать с актерами театра молодежи. На здешней сцене им поставлено восемь спектаклей, среди которых не сходящий с подмостков уже 12 лет «Не хочу быть собакой». – Но любой спектакль имеет, если хотите, срок годности, – говорит Сергей Анатольевич, – момент усталости материала. Возникла необходимость заменить постановку на что­-то другое, но для той же возрастной аудитории. В большинстве театров, которые работают с подрастающим поколением, есть одна общая проблема. Постановки для тинейджеров. С репертуаром для детей до 10 лет все проще. Хороших сказок немало. С репертуаром вечерним, для зрителя взрослого и опытного, тоже сложностей нет. А вот для тех, кому чуть больше 10 и еще нет 15, всегда сложно. И материал найти, и форму подачи. Эти зрители выросли из сказок, они уже о многом в жизни размышляют, делают свои выводы, но еще не готовы к спектаклям, рассчитанным на взрослого. Именно для ребят такого возраста главный режиссер театра молодежи Виктор Галкин и предложил мне поставить спектакль. Я стал искать материал. И нашел информацию: есть пьеса Ульриха Хуба, которая в 2011 году была признана лучшей пьесой для молодежи в Европе. Я предложил ее Виктору Галкину, он согласился.– Чем «У ковчега в восемь» привлекла ваше внимание?– В ней, как во многих пьесах подросткового плана, заявлена ситуация выбора. В пьесах для детей более младшего возраста все ясно, там драматург четко говорит: это хорошо, это плохо. А здесь иначе – уже нужно оценить ситуацию, понять ответственность за свои поступки.Кроме того, именно в пьесе Хуба есть и такой аспект, как понимание, принятие и осознание Бога. Этим пьеса интересна, но этим же и сложна. С такой темой работать надо осторожно, не в лоб…Жили­-были три друга – три пингвина. Жили, что называется, поживали и горя не знали. И тут к ним прилетела голубка и объявила: грядет потоп. Всемирный. Двум пингвинам нужно быть у Ноева ковчега. Они спасутся. А как же быть с третьим? С неразлучным другом?«Есть ли Бог?», «А как понять, что он есть, если его не видно?», «А почему я должен быть хорошим?», «Почему убивать плохо?», «Что есть дружба?», «Почему Бог бывает жесток?» – ответы на эти вопросы, которые, скажем честно, не каждый взрослый может самому себе дать, ищет автор пьесы «У ковчега в восемь». И режиссер – вместе с актерами и зрителями.– В работе с актерами, – говорит Сергей Грязнов, – мы сразу решили, что, во-первых, не берем эту тему основным и единственным срезом, что к ней нельзя подходить прямолинейно. Наш спектакль – не проповедь.Во­-вторых, мы не зоопарк, не театр ростовых кукол, поэтому никаких ласт и подражания движениям пингвинов. Пусть они главные герои, но зритель прекрасно понимает эту условность. Жанр нашего спектакля определен как современная сказка.В спектакле заняты Кирилл Денисовец, Валерия Самарина, Дмитрий Константинов и Анастасия Ларионова. Мне очень понравилось с ними работать. Ребята интересные, чувствую в них желание работать, творческую жилку, стремление создавать что-­то интересное. К примеру, Кирилл Денисовец написал песни к спектаклю, причем в стиле рэп, думаю, это очень созвучно той аудитории, на которую направлена наша постановка.