Дело оправданного нотариуса

НОТАРИУС из Чугуевки дважды оправдан по шести статьям уголовного дела. Это даже не приморский рекорд. Это сенсация российского масштаба.

23 янв. 2014 Электронная версия газеты "Владивосток" №3477 от 23 янв. 2014
860cb5dd99d8d23dd70f379de4e5f9a7.jpg Эксклюзивный по результатам и меркам российского правосудия процесс завершен в ПриморьеНотариусов в Приморском крае не так много – 113 человек. Согласно действующему законодательству они распределяются по территориальному признаку (по принципу нотариальных округов) и на каждого специалиста приходится несколько десятков тысяч человек населения (читай потенциальных клиентов). И пока один нотариус не ушел с работы (на пенсию, например), второй никак не может появиться в «нотариальном округе». Как рассказала корреспонденту «В» адвокат Татьяна Зыбенкова, вероятнее всего, именно желание очередного юриста стать нотариусом в Чугуевском районе и стало первопричиной бед уже работавшего там 59-летнего нотариуса Ивановой*.Много просишь? Получишь уголовное делоНотариуса Иванову органы предварительного следствия обвиняли в том, что в 2009 году к ней обратилась гражданка Талалаева*, жительница Артема, решившая зарегистрировать брак с осужденным, отбывающим наказание в колонии №31 (Чугуевский район). Местный отдел ЗАГС, руководствуясь тогдашним законодательством, требовал, чтобы нотариус удостоверил подпись осужденного, желающего вступить в брак. Поездка в колонию – целый день работы для нотариуса. Каждый, кому доводилось иметь дело с исправительными учреждениями, знает, что все бумажные процедуры там проводятся не так быстро, как хотелось бы. Талалаева утверждала на следствии и в суде, что при первом обращении нотариус оценила такую работу в 6 тысяч рублей, спустя несколько месяцев – в 8 тысяч рублей. А при третьем обращении Талалаевой цена услуг Ивановой поднялась до 10 тысяч 750 рублей, что не устроило потенциальную невесту осужденного. И, видимо, настолько, что та обратилась в местную полицию с заявлением, что Иванова постоянно завышает стоимость своих услуг и что это, по мнению заявительницы, является мошенничеством. Странно, но в такой запутанной ситуации, не сильно вникая в особенности законодательства о нотариате, сотрудники полиции возбудили уголовное дело по факту мошенничества в отношении Ивановой. Однако, как выяснилось, к специалисту имелись претензии и у других людей, которые также были недовольны не чем-­либо, а именно стоимостью услуг. Примечательно, что с таким же успехом граждане могли бы пожаловаться в полицию на постоянно растущие цены в магазинах или на заправках, но не жаловались. А стражи порядка, получив обращения граждан, подошли к делу максимально сурово: возбудили четыре уголовных дела по факту мошенничества (ст. 159 ч.3 УК РФ), два – по покушению на мошенничество (ст. 30 ст. 159 ч.3 УК РФ) и вдобавок – довольно редкую статью (202 ч.1 УК РФ) – злоупотребление полномочиями частными нотариусами и аудиторами по двум делам. В итоге дела были соединены в одно уголовное дело по обвинению Ивановой. Неточности, ошибки, оправдания, поджогиС первого дня защиту нотариуса осуществляла адвокат Татьяна Зыбенкова, которая обратила внимание: заявители зачастую путаются в показаниях. Так, например, жительница села Уборка Чугуевского района уверяла, что Иванова отказалась выехать к ее больному отцу для подписания доверенности, которая требовалась ей для оформления дома и земли. Однако уже в ходе судебного разбирательства установили: отцу дом целиком и не принадлежал, как и участок, на котором расположен дом. Ошибка? Или оговор? А потом выяснилось, что заявительница и вовсе не приходила в офис нотариуса Ивановой. А гражданка Талалаева, желавшая выйти замуж за осужденного, посещала нотариуса, как выяснилось в суде, в сентябре и декабре 2009 года, но оба раза сумма нотариальных услуг была одинаковой – 10 тысяч 750 рублей. Несмотря на такие «неточности», дела все же были полицией расследованы и направлены в суд. Кстати, в ходе следствия местная прокуратура заявила ходатайство в суд об отстранении Ивановой от исполнения обязанностей на время следствия и суда. Вообще­-то нотариат лежит вне сферы надзорной деятельности прокуратуры, и подобного рода протесты и заявления делает Управление Минюста по Приморскому краю. Но у Минюста вопросов к нотариусу не было, а у прокуратуры были. Правда, суд отклонил ходатайство прокуратуры. Все эти действия в отношении Ивановой серьезно подорвали ее здоровье: во время одного из судебных процессов, разволновавшись из-за обвинений в надуманных преступлениях, она попала в больницу с сердечным приступом. А у адвоката Зыбенковой сгорел офис в Чугуевском районе. По факту поджога было возбуждено уголовное дело, но виновных до сих пор не нашли…Первое рассмотрение уголовного дела в суде Чугуевского района составило 32 судебных заседания и завершилось оправдательным приговором в 2012 году. Ни один из восьми эпизодов уголовного дела не устоял в суде! Казалось бы, полный крах обвинения. Но прокуратура опротестовала приговор в краевом суде. Дело направили на новое рассмотрение – для пущей объективности – уже в Арсеньевский городской суд. Судья Александр Милицин, изучив обстоятельства, тоже вынес оправдательный приговор: по пяти статьям дело было прекращено «в связи с отсутствием в ее действиях состава преступления», шестую статью прекратили «в связи с отсутствием события преступления». 14 января 2014 года апелляционная инстанция Приморского краевого суда оставила оправдательный приговор судьи Милицина без изменений. А значит, справедливость восторжествовала, пусть и спустя 4 года…Оправдательный приговор – не конец историиПо убеждению Татьяны Зыбенковой, завершившийся процесс – еще не повод ставить точку в этой истории. Конечно, нотариус Иванова имеет право на реабилитацию, которым она, безусловно, воспользуется. Но остается открытым вопрос о качестве расследования дел в полиции, причинах длительного уголовного преследования невиновной и качества прокурорского надзора. «Дело оправданного нотариуса» показало: справедливость возможна, но на ее доказывание уходят годы…*Фамилии некоторых участников дела изменены