В океан за рыбой. Cвою уже съели

ВЛАДИВОСТОКСКИЕ рыбаки внимательно следят за развитием событий вокруг российского супертраулера из Мурманска «Олег Найденов», задержанного властями государства Сенегал в Западной Африке. Наши земляки когда-то добывали морепродукты в этих водах. И вернуться туда – в их планах. Вот только получится ли?

16 янв. 2014 Электронная версия газеты "Владивосток" №3473 от 16 янв. 2014
bd0ccf7555d5660724977f29de8284d6.jpg Владивостокским рыбакам предстоит жесткая борьба за атлантическое сырье«В» напоминает своим читателям, что «Олег Найденов» был захвачен 4 января в 200-мильной экономической зоне Гвинеи-­Бисау, в 46 милях от побережья этого южного с Сенегалом соседа. Захват проводился жестко – с избиением моряков. Судно отогнали на военно-морскую базу в столице Сенегала – Дакаре. На борту находятся 62 россиянина, в основном это рыбаки из Мурманской и Архангельской областей, а также 20 граждан Гвинеи-­Бисау. Власти заподозрили «Олега Найденова» в незаконном рыбном промысле в водах Сенегала и планируют оштрафовать на 600 тысяч евро компанию – владельца судна, плюс к этому хотят конфисковать его груз также на несколько сотен тысяч евро. Вся эта история с супертраулером вызвала несколько вопросов. Не секрет, что наша морская экономическая зона эксплуатируется очень интенсивно, и в не столь далеком будущем добывать там сегодняшние объемы биоресурсов будет проблематично. Если вообще возможно. Россия давно объявила о намерениях добиваться возвращения рыбодобывающего отечественного флота в Мировой океан, в те районы, где он присутствовал во времена СССР. Но, как выясняется, наших там не ждут. И даже активно вытесняют, наглядным тому примером служит ситуация с «Олегом Найденовым». – В водах Восточной Атлантики в настоящее время вовсю рыбачат добывающие компании Китая, – комментирует обстановку президент Ассоциации рыбопромышленных предприятий Приморья Георгий Мартынов. – Не то чтобы рыбаки Поднебесной активно вытесняют конкурентов, но медленно и верно прибирают к рукам рыбные ресурсы региона. При этом экологических, экономических и юридических претензий к китайским рыбакам у Дакара нет. Совсем иное отношение к рыбакам российским.– Причастны ли к происходящему экологи – международный Гринпис?– Подтверждений на сей счет нет. То, что Гринпис пользуется в Сенегале удивительно большим влиянием, ненаказуемо. Да, нынешний министр рыболовства Сенегала долгое время возглавлял сенегальский Гринпис. Да, в Дакаре частенько находился ледокол «Arctic Sunrise» и раз за разом преследовал российские суда. Периодически рыболовы из Мурманска, Архангельска и Калининграда в этом районе пытались добывать ставриду. А когда наши рыбаки полностью ушли из вод Сенегала, то «зеленые» отправились в Арктику «покорять» российскую нефтебуровую платформу «Приразломная». Чем это закончилось, мы все прекрасно помним. А сложив все воедино, можно предположить развязывание откровенной экономической войны против России.В нашем случае речь надо вести о незаконном задержании «Олега Найденова». Ведь он был явно в водах Гвинеи-­Бисау. Поэтому здесь уместно сравнение с пиратским нападением, которым грешат некоторые страны на восточном и западном побережье Африки. На мой взгляд, этим случаем должна вплотную заняться Организация Объединенных Наций. Власти Сенегала так и не смогли предъявить даже самые малые доказательства каких-­либо нарушений, совершенных экипажем судна. Технически же это несложно. Захват был осуществлен так быстро, что вахтенный штурман и капитан элементарно не успели бы сделать фиктивную прокладку на карте и переделать вахтенный журнал. А уж изменить данные аппаратуры автоматической идентификации судна и вовсе невозможно. Поэтому-то сенегальские власти и попали впросак. Почему такое произошло? Ведется передел сфер влияния в зонах океана, чересчур богатых водными биологическими ресурсами. В свое время Советский Союз активно занимался рыболовством в Южной Атлантике. Там достойно был представлен владивостокский Дальморепродукт. Его траулеры и перерабатывающие суда занимались добычей и переработкой атлантической ставриды, других видов рыб. Пунктами базирования были порты дружественной нам Анголы. Именно в ту пору СССР вышел на свой рекордный максимум. В 1979-1981 годах наша страна вылавливала до 11,6 миллиона тонн морских биоресурсов – это второй-третий показатель в мире за всю историю рыболовства. А сегодня мы едва треть от тех объемов добываем. В те годы немалая часть сырья и выпущенной из нее продукции продавались странам Африки. И это было выгодно всем. Сами африканцы добывать и перерабатывать сырье в промышленных масштабах не особо стремились. Да и складов-­морозильников на жарком континенте тогда не было вовсе. Их только в последние десятилетия стали строить. Зато на больших автономных российских траулерах-­морозильщиках холодильников было в достатке…Но вернемся к нашей стране. Приморские рыбаки добивались рекордных уловов благодаря работе у берегов Антарктиды, Южной Америки и Африки. В прошлом году Россия общими усилиями выловила 4,2 миллиона тонн. Свыше половины пришлось на долю Дальнего Востока, из которых большая часть – вклад приморских предприятий. Сегодня правительством страны принята государственная программа, по которой уловы в России должны достичь к 2020 году 6,2 миллиона тонн. Как добиться прироста почти на треть, ведь уловы минтая, сайры и ряда других видов падают, а ученые дают рыбакам неутешительные прогнозы на добычу в наших внутренних морях. Выход один – российским рыбакам надо возвращаться в Мировой океан. И здесь их уже ждет не только схватка с природой, но и борьба за морские биоресурсы не только с мощными державами, но и развивающимися странами.