Писатели России “описали” дело Пасько

К главному военному прокурору Российской Федерации Юрию Демину в защиту военного журналиста Григория Пасько обратилась Международная писательская правозащитная организация Русский ПЕН-клуб.

31 март 1998 Электронная версия газеты "Владивосток" №347 от 31 март 1998

К главному военному прокурору Российской Федерации Юрию Демину в защиту военного журналиста Григория Пасько обратилась Международная писательская правозащитная организация Русский ПЕН-клуб.

В обращении говорится, что арест Григория Пасько является грубейшим нарушением статьи 19 международных соглашений о свободе слова и самовыражения, а также нарушением прав гражданина Российской Федерации. По мнению писателей, взятие под стражу члена Союза писателей России, коим является Пасько, есть грубейшее нарушение его профессиональных прав. Авторитетнейшие российские писатели потребовали от главного военного прокурора немедленно изменить меру пресечения и освободить Григория Пасько из-под стражи, а также прекратить дело, которое противоречит здравому смыслу.

Обращение подписали Андрей Битов, Андрей Вознесенский, Аркадий Ваксберг, Фазиль Искандер, Белла Ахмадулина, Лев Тимофеев, Юнна Мориц.

Как стало известно корреспонденту “В” , недавно прокурор Тихоокеанского флота дал санкцию на продление срока содержания Григория Пасько в следственном изоляторе до 5 месяцев, а срок следствия - до 6 месяцев. Напомним, что арестован Пасько был 20 ноября. Документы, изъятые у Пасько в аэропорту, уже в деле не фигурируют.

Что же касается документов, найденных в ходе домашнего обыска... Своей оценки разведывательное и оперативное управления Генерального штаба так и не дало. Несмотря на просьбу защиты провести экспертизу этими органами - им было отказано. Следствие по-прежнему оперирует заключениями, сделанными лишь 8-м управлением Генерального штаба.

Адвокат журналиста Олег Котляров убежден, что дело уже разваливается. Кроме того, он сообщил, что защите в этом месяце удалось побывать в Москве на приеме у главного военного прокурора Юрия Демина и лично довести до его сведения нарушения законодательства, допущенные в ходе следствия со стороны обвинения.