Подарки за решетку

ВОТ и наступил Новый год. Закончилась предновогодняя суета, отгремели салюты, а подарки из-под елочки распакованы и опробованы. Но еще долго мы будем вспоминать теплоту этого семейного праздника и пожелания счастья и здоровья, которыми охотно делились друг с другом.

9 янв. 2014 Электронная версия газеты "Владивосток" №3469 от 9 янв. 2014
19680b171c3371d22a9f1867f2404925.jpg Праздника ждут все, особенно дети, даже если это малолетние преступникиТолько не все встретили Новый год в кругу родных и близких. Так, во Владивостокском СИЗО находятся 33 подростка. Они, конечно, не просто так попали в это учреждение. Но это все же дети, которым тоже хочется праздника и пусть маленького, но чуда. Чтобы подарить ребятам частичку праздника, традиционно в преддверии Нового года в следственном изоляторе побывала Светлана Морозова – председатель фонда «Участие» и Совета почетных граждан Владивостока. В этот раз вместе со Светланой Сергеевной в изолятор приехали заместитель главы Владивостока Елена Щеголева и председатель думы города Елена Новицкая. Немного праздникаДвери при входе на контрольно-пропускной пункт в СИЗО устроены таким образом, что сначала попадаешь в небольшой предбанник и, пока за тобой не захлопнется первая дверь, вторая не откроется. На самом КП проверяют пропуск, паспорт и забирают сотовый телефон. При этом спрашивают, нет ли с собой запрещенных веществ и предметов. Конечно, ничего запрещенного ты не несешь, но как­-то невольно начинаешь нервничать. На втором КП забирают паспорт. Только после этого ведут в ту часть следственного изолятора, где находятся дети. На входе мы сталкиваемся с двумя женщинами – это учителя вечерней школы. Несмотря на то что ребята заключены под стражу, они продолжают учиться. Правда, некоторые из них берутся за учебники, только попав за решетку. Но Новый год ждут и в СИЗО: холл детского крыла следственного изолятора празднично украшен – елка, гирлянды, рисованные плакаты. Как и полагается по новогодним традициям, подарки подросткам вручили у наряженной елки. – Мы здесь не потому, что вы совершили преступление, а мы пришли вас похвалить, – обратилась к ребятам Светлана Морозова. – Мы пришли поздравить вас с Новым годом. И надеемся, что вы одумаетесь и больше не окажетесь здесь. Испуганные глазаСветлана Сергеевна всегда повторяет, что все подростки, находящиеся в СИЗО, в первую очередь дети. Да, они совершили преступление, но это не только их вина. Ответственность за их проступки, за то, что они оказались в стенах следственного изолятора, несут и взрослые: вовремя не увидели, вовремя не поддержали, вовремя не создали условия для развития. – Уже 23 года наш фонд занимается проблемой таких подростков, – поясняет Светлана Морозова. – И всегда у них у всех испуганные глаза. Это на свободе они не понимают, какое их может ждать наказание. А когда попадают сюда, берутся за ум, но уже поздно. Сейчас в СИЗО ожидают решения суда чуть больше 30 подростков, примерно половина из них сидит за тяжкие преступления – убийства, изнасилования. Например, 16-летний парень кулаками забил до смерти своего приемного отца. Сейчас заключенных несовершеннолетних в следственном изоляторе немного, раньше бывало по 150-180 человек. Но, как уверяют специалисты, сильно радоваться снижению детской преступности не стоит. Во многом это связано с тем, что нынешние 14-18-летние родились во второй половине 90-х годов, время, когда у нас в стране была демографическая яма. Просто шкодливые подросткиПо словам воспитателя Романа Ченцова, сегодняшние малолетние преступники очень отличаются от их предшественников. Нынешние больше походят на детей. Ранее юные правонарушители перевоспитанию не поддавались, сейчас же к малолеткам практически не приходится применять строгих мер, например заключение в карцер. – Когда я шесть лет назад пришел на работу в следственный изолятор, думал, что большинство подростков, находящихся здесь, детдомовцы, – признается Роман Ченцов, – но их оказалось немного. Стабильно здесь содержатся три-­четыре ребенка из интернатов. Хотя они и есть самые трудные. Один из таких подростков – 17-летний Сергей. Как отмечают сотрудники следственного изолятора, развитие у него максимум как у 12-летнего. Здесь сильная психологическая и педагогическая запущенность, парень не может адаптироваться в обществе. После детдома Сергей поступил в Михайловское училище учиться на повара, но пробыл там всего несколько месяцев и оказался в СИЗО. На вопрос, за что, отвечает: украл навигатор. На самом деле у него 11 эпизодов краж. Уже известно, что после объявления приговора парень выйдет по амнистии. Но никто не может гарантировать, что Сергей не вернется обратно за решетку, – на воле его никто не ждет и не контролирует, а сам он плохо понимает, что для него хорошо, а что нет. По амнистии также выйдут два брата­-близнеца. Несмотря на то что парни похожи, характеры у них разные. Один тихий и домашний, но пошел на поводу у своего более шустрого брата. Всего у них 17 эпизодов краж. Эти ребята из благополучной семьи, и их ждут на свободе родители. Сотрудники уверены: один из братьев точно больше не сядет, а вот второй с вероятностью 50 процентов снова окажется в заключении. Вообще, половина подростков, попавшихся по малолетке, возвращаются в СИЗО и колонию.