Наталья Крачковская: Мужчины меня звали 100 килограммов мечты

«В кино я работаю уже 50 лет. В моем послужном списке более 150 картин. И не рассматривайте меня так придирчиво. Мне 75 лет. Так что я прекрасно выгляжу!» – этими словами прекрасная юбилярша встретила нашего корреспондента.

27 нояб. 2013 Электронная версия газеты "Владивосток" №3449 от 27 нояб. 2013
c34918d2b1e4b6df4c7b5c1307a4f622.jpg Знаменитая комедийная актриса отмечает 75-летиеАктерская династия– Я родилась в актерской семье, моя мать – Мария Фонина – актриса камерного театра – Пушкинского. Ее первым режиссером был Таиров. Я помню, как в 1945 году он к нам приехал. Мама в этот день получила похоронку на отца, это было уже после окончания войны – в ноябре… Таиров убеждал маму, что ей надо в этот день играть в спектакле. И она играла – роль Маши в «Чайке». И мне потом, когда я уже подросла и что-то соображала, рассказывали, что мама играла так, как не играла никогда! В общем, отца у меня не было, я его не видела. Знаю, что он тоже был актером театра. Папа был из бывших, из дворян. А дворян после революции никуда не принимали, разве что в артисты. Он и пошел… Я всю жизнь была внучкой врага народа. Хотя деда я тоже никогда не видела – его расстреляли в 1937-м, а я родилась в 1938-м. Мечты – Моя мама была человеком очень искренним и верным. Она верила, что прекраснее профессии, чем актриса, нет. Но при этом она никогда не хотела, чтобы я стала актрисой. Она все время говорила: «Наташенька, милая, пойми, что розы актрисам достаются очень редко. А в основном эта профессия дарит шипы и синяки!» Ну, я ей, конечно, не верила, хотя и не спорила. Я очень хотела стать актрисой кино! Надо признаться честно, что я всю жизнь была девушкой в теле. Когда я пришла в институт, то сотрудница, которая принимала документы, сказала: «Ты-то куда собралась? При таких-то данных?» – «А что, у меня нормальные данные, я прекрасно читаю стихи и вообще, знаю, что такое театр, потому что выросла в театре – мы с мамой жили в комнате позади репетиционного зала!» В итоге документы у меня все же взяли… И вот первый экзамен. Сидит высокая комиссия, во главе сам Белокуров, который набирал курс. Я отвернулась от комиссии, расчесала волосы на прямой пробор, снова повернулась и сказала: «Ершов, «Конек-Горбунок», монолог Иванушки-дурачка». Белокуров посмотрел на меня и говорит: «Вот эту дурочку надо взять». И меня взяли. Он потом мне сказал: «Наташа, я был потрясен, когда тебя увидел. Не то что твоей смелостью, нет – твоей дурацкой непосредственностью. Ты все рубила на своем ходу и шла по чистому полю...».Катастрофа– Когда мама узнала, что я поступила в театральный вуз, она плакала всю ночь. А на следующий день сказала: «Ты человек смелый, решительный… Сама влезла в это ярмо, сама и вылезай». Вот я до сих пор и вылезаю! Но мама, честное слово, все же гордилась мной! Потому что я стала актрисой, даже несмотря на то что мне не удалось окончить театральный вуз. Я попала в автомобильную катастрофу, чудом осталась жива… Но был задет головной мозг, зрительный нерв, я практически ослепла… И все думали, что теперь-то я расстанусь со своей мечтой. Но как бы не так! Назло всем обстоятельствам я стала актрисой. Правда, на это потребовалось гораздо больше времени, чем я планировала… Я ходила на студии, даже снялась в нескольких эпизодах… А потом вышла замуж, у меня родился сын… И перспектива стать актрисой стала еще более туманной… Я понимала, что семья, ребенок – это все важнее моей мечты… Но тут случилось чудо, по-другому это и не назовешь. Однажды в моей квартире раздался судьбоносный звонок...Леонид Гайдай и мадам Грицацуева– Мне предложили пройти пробы на роль мадам Грицацуевой в фильме Леонида Гайдая «12 стульев». Я ответила, что мне нужно подумать, и полезла за романом Ильфа и Петрова. Открыла книгу и читаю: «Женщина необъятных размеров с арбузными грудями…». И это – про героиню, которую мне предлагают сыграть! От такой наглости я чуть не задохнулась! Тогда еще я не понимала всей своей «прелести» и комплиментов в адрес своей полноты я еще не слышала… Это потом уже, спустя много лет, один поклонник скажет, что я не женщина, а «сто килограммов мечты»… Так вот, пришел с работы муж, я – бегом к нему: «Володя, ты представляешь: Гайдай предлагает мне сыграть «женщину необъятных размеров»!» Муж спокойно отвечает: «Поздравляю, Гайдай – великий режиссер!» Я так обиделась, что несколько дней с мужем не разговаривала. А потом поехала на пробы! Мечта о кино помогла справиться с обидой… Леонид Иович перед пробами дал инструкцию: «Наташа, партнер будет вас обольщать, возможно, вы даже пойдете с ним танцевать… Но в кадре у вашей героини нет ни одного слова, запомните это!» Я растерялась и говорю: «А когда он будет меня обольщать, что мне делать?» «Как, разве вы не знаете, что вы делаете в таких случаях? Ну, тогда мы об этом сейчас у вашего мужа спросим!» – говорит Гайдай… Я застеснялась и ушла в гримерку. А там еще один сюрприз: нет платья моего размера! Гримерша по имени Зиночка в половину шире меня, и при этом она заявляет: «У нас чехлы на танки не шьют! Пусть художник тебя одевает!» Женщина-художник напяливает на меня платье, которое застегивается сзади, и оно, естественно, на мне не сходится. В итоге делают на спине шнуровку – как на ботинках… А сверху набрасывают шаль… Гайдай платье похвалил. И представил мне партнера – начинающего грузинского актера. И попросил помочь ему в кадре… Посадили нас на старинный диванчик, а партнер мой сидит молча и глаза в одну точку от волнения поставил. Думаю: ну, сейчас и его, и меня выгонят! Встаю решительно, поворачиваюсь к нему передом, сбрасываю шаль и приглашаю на танец. И тут раздается такой хохот, что стены задрожали! Оборачиваюсь – все от смеха валяются на полу! Я вспоминаю, что на спине у меня платья нет, одни шнурочки…От стыда убежала с площадки. Через какое-то время зашел Леонид Гайдай и сказал, что меня утвердили на роль мадам Грицацуевой. «Наверное, за шнуровку?» – спрашиваю, краснея. «Ну вы и дурочка!» – засмеялся он. Так с его легкой руки я попала в кино. На премьере фильма Леонид Иович вывел меня на сцену и сказал: «Позвольте вам представить новую звезду советского кинематографа – актрису Наталью Крачковскую!» Я потом так ревела за кулисами! От счастья, что моя мечта осуществилась…«Иван Васильевич меняет профессию»– Я знаю, что многим моим поклонникам очень нравится моя героиня из другого фильма Гайдая – «Иван Васильевич меняет профессию». Я играла жену Ивана Васильевича Бунши – Ульяну Андреевну. Буншу сыграл Юрий Яковлев. Картину показали по всему миру! А вот когда мы первый раз ее посмотрели целиком, впечатление было двоякое: кино очень смешное, а вдруг это только нам так смешно? Помню счастливые глаза Леонида Иовича, когда он увидел, как смеются самые первые зрители. Я же съемки в этом фильме не забуду никогда. И сейчас расскажу почему. В одной из сцен моей героине нужно было перелезть с одного балкона на другой, чтобы попасть из своей квартиры в ту, где прячется ее муж, а на самом деле царь Иван Грозный. Все бы ничего, но съемки шли на пятом этаже. Я испугалась: как же я буду лезть по перилам балкона? Но Гайдай меня успокоил: сказал, что снизу меня будет страховать строительная люлька. Тент – это и было «люлькой». И вот звучит команда «Мотор», в глаза мне бьет свет от прожектора, который включили для оператора, и я поползла… Я ничего не вижу, ногой щупаю место, куда мне нужно приземлиться и не нахожу его, под ногами – пустота! В этот момент слышу какой-то писк и ползу на него с зажмуренными глазами – свет совсем ослепил меня. Приземлилась на соседнем балконе, а Бунши моего нету! Спрашиваю у Гайдая: «Где Яковлев-то?» Он отвечает: «Сейчас его откачают и приведут!» И привели – зеленого Юру… Потом, когда проявили пленку и показали мне, я поняла, что могло произойти… Я висела на высоте пятого этажа без всякой страховки и еще болтала ногами… Оказалось, что люльку сорвало ветром в последний момент… И если бы Яковлев не подал голос, могло случиться самое страшное… Когда я это поняла, сказала: «Юра, спасибо тебе за писк!» А он обиделся…Новое время– После звездных ролей у Гайдая в моей работе образовался длительный перерыв. У меня были и инфаркты, и инсульт, после которых я не могла работать, к тому же очень сильно болели ноги… Но сейчас, слава Богу, у меня все нормально и я могу сниматься. Предложений – масса. Недавно звали сниматься в сериале в 500 с чем-то серий, но я ответила: «Ребята, я столько не проживу!».Еще играю в трех антрепризных спектаклях. И гастролирую с ними по всей стране. На этих гастролях мы показали людям мой любимый спектакль – «Неистовая Анастасия». Это история политзаключенной, ей 87 лет. Она «перерождается» и становится все моложе и моложе. Я играю героиню в ее зрелом возрасте, это потрясающая женщина с колоссальной силой воли, ума, дальновидности, в общем, умница. Умирает она практически на сцене... Но я-то еще поживу – обещаю!