Американцы предложили нам прилечь

Окончание. Начало на 1-й стр.

17 окт. 2013 Электронная версия газеты "Владивосток" №3426 от 17 окт. 2013
f49c97245e680238be4062b62b7c6c0c.jpg Не уверен, что гамакам суждена долгая жизнь – я все же практик… Но знаете, часто так бывает, что временные инсталляции люди начинают ценить только тогда, когда их разбирают и убирают…Мы вложили в «Где мое небо?» особый посыл. У нас были четыре главные цели. Проект должен был взаимодействовать с горожанами, и, судя по тому, как активно дети осваивают гамаки, этой цели мы достигли. Во­-вторых, использовать только те материалы, которые можно отправлять на переработку. Это тоже получилось. Третье – в проекте должны были быть элементы среды, в которой он установлен. И мы использовали осенне-морские цвета – желтый, серый, синий, темно-­зеленый, голубой. И четвертая цель: мы хотели сделать шаг вперед и слегка изменить привычное понимание паблик-арта. Это нам, считаю, тоже удалось. – Такие проекты – на стыке искусства и экологии – очень важны, – считает и Кендал Хенри, – потому что мы все больше осознаем, какое влияние человек оказывает на окружающую среду и как изменяет мир своей деятельностью. Потому считаю принципиально важными проекты, в которых используется сырье, которое можно переработать. Мы даем вторую жизнь таким материалам и привлекаем внимание людей к проблемам охраны окружающей среды.– В любом обществе есть те, кто не воспринимает городское искусство, и это нормально – все люди разные. Но я верю в то, что у каждого города, каждого места на Земле есть душа. И подобные проекты как раз обогащают душу города. Да, они выглядят несерьезно, но и задача их – вызвать улыбку, присмотреться, а затем и задуматься. Дети, которые играют на детской площадке в этом сквере, воспримут гамаки как приятную забаву. Взрослым они дадут возможность присесть и отдохнуть. Но мы постарались вложить в проект гораздо больше. Ведь когда человек сидит или лежит, у него меняется восприятие мира. – Скажите, сколько, по вашему мнению, должно пройти лет, чтобы россияне ощутили влияние городского искусства?– Сегодня в Нью-Йорке паблик-арт и стрит-­арт – привычная вещь. Но когда мы начинали заниматься этим в конце 80-х, то отношение наших сограждан ничем не отличалось от реакции жителей Владивостока – скепсис и непонимание. Потребовалось около 15 лет, чтобы осознать важность и влияние уличного искусства. Так что у столицы Приморья есть надежда. Ведь вы уже начали работу и движетесь в правильном направлении. Я бывал в других городах России и могу сказать, что Владивосток во многом обогнал их. Придется признать правоту Кендала Хенри: гамаки в сквере Городов-побратимов провисят недолго – впереди все же холода, снега, дожди, да и фактор вандализма нельзя списывать со счетов, как и тех «рачительных» граждан, которые наверняка сочтут, что такой гамак куда лучше будет смотреться на их даче, чем в сквере. Но все же свою задачу они выполнят. Администрация Владивостока не первый год сознательно развивает уличное искусство и всерьез занимается вопросами создания и облагораживания городской среды. Мы уже, по сути, прошли этап росписи стен, художники, набравшись опыта, взялись за более монументальные объекты. А теперь горожанам показали, как можно сделать конфетку из мусора, как превратить во благо то, что раздражает и мешает жить…