Красота и гармония Лапы и Лапушки

ВЕТКИ шиповника, маки, васильки, гладиолусы… Удивительной красоты птицы. Теплые, нежные, уютные пейзажи – Седанка, вид на Золотой мост, маяк на Басаргина, сельские мотивы. Бродить по выставке творческого дуэта Ларисы Николаевны и Николая Дмитриевича Ершовых одно удовольствие. За стенами Дома офицеров бурлит-шумит Светланская, а здесь, в зале, гармония и красота.

16 окт. 2013 Электронная версия газеты "Владивосток" №3425 от 16 окт. 2013
6aac2d9e1776c6bb2fa0241b55b56973.jpg Супруги Ершовы – две творческие половинки, которые всегда и во всем вместе120 работ супруги Ершовы представили на свою четвертую персональную выставку, из них 80 – это картины Николая Дмитриевича и 40 – флористические творения Ларисы Николаевны из соломки. Почти 20 лет (с тех пор как, улыбаясь, признаются сами Ершовы, они ушли на пенсию) супруги отдают себя творчеству целиком и без остатка.Смотреть и видеть!– Для меня, – улыбается Николай Дмитриевич, – нет другого отдыха, кроме как работа за мольбертом. Не умею, не могу лежать на диване, например. Тянет к краскам, к кисти. Да и жена у меня такая же… Иногда время уже за полночь, а она сидит за своими работами. Улыбаюсь и жду, когда скажет, мол, пойдем отдыхать, спать пора; а она ждет, когда я так скажу. Для меня картины – и отдых, и радость, и жизнь.Среди многообразия пейзажей на выставке Ершовых выделяется – резко, привлекая внимание, – один-единственный портрет – Николая Второго.– В прошлом году я выставлял Петра Первого, – говорит Николай Дмитриевич. – Давно у меня задумка такая была: сделать портреты первого и последнего русских императоров. Вот получилось. Николай Ершов – непрофессиональный художник. С юных лет мечтал о кистях и красках, но тяжелая жизнь диктовала свои условия. Когда уссурийский парнишка окончил школу, поехать во Владивосток в художественное училище не было возможности. И он пошел учеником к Степану Арефину, который тоже в то время жил в Уссурийске.– Два года у него учился, – рассказывает Николай Ершов. – Потом в армию ушел, затем стал художником-оформителем. Много что в Приморье моими работами оформлено. Тогда, поскольку я не был членом Союза художников СССР и не имел профильного образования, писать картины не мог. А вот как вышел на пенсию, так и потянулась рука к кисти. И всегда меня манили природа, море. Пишу больше по памяти, на пленэры, если далеко, езжу редко. А вот городские пейзажи, те же мосты Золотой и Русский, рисую с натуры. Была у меня возможность поработать на Русском, в кампусе ДВФУ, вот оттуда несколько морских пейзажей.– А ваши пейзажи Седанки просто за душу берут…– Я много лет проработал в санатории «Амурский залив» оформителем, там до сих пор стены, мною расписанные, стоят. И ходил с этюдником, и просто гулял по Седанке немало. Вот теперь эти воспоминания превращаются в картины. – Мимо этого прудика, мосточка кто-­то пройдет и даже не взглянет, а вы увидели их красоту и прелесть.– Надо смотреть, замечать. Как же жить, не видя красоты вокруг?– От ваших работ идет такая молодая энергетика...– Так я унылых цветов-то не люблю. Грязные, темные – нет, не мое это, черноту не переношу. Потому и выбираю яркие, нежные краски. Любил в свое время и акварелью работать, для магазина «Океан», например, акварели писал, висели они там… Но чаще все же холст и масло предпочитал. Жене, когда она в училище преподавала, стены в кабинетах расписал. – Вы легко дарите свои работы, а есть ли у вас картина, которую вы не продадите и не подарите?– Есть. «Ночная рыбалка» называется. Когда написал ее, дома повесил, пришли друзья посмотреть – и ахнули. Да у тебя, говорят, на ночном небе лик Господний, посмотри. Присмотрелся – именно так. Вот ее я не продаю, хотя и просят. Соломка 3DСвои работы Николай Дмитриевич и Лариса Николаевна и правда дарят легко. Они с радостью делятся с родными и друзьями, с новыми знакомыми той аурой тепла, доброты, гармонии, что живет в их творениях. Живет – и ощущается! – Не раз так бывало, – вспоминает Лариса Ершова, – что друзья звонят, говорят: «Что-то мне как-­то на душе грустно, тяжело, можно я к вам приду, посмотрю на картины…». Конечно, говорю, ждем. И сколько раз я потом слышала: «Спасибо, вот и на душе легче стало, и мысли как-­то позитивнее стали». Так что наше творческое кредо с Николаем Дмитриевичем – дарить радость. Когда более 10 лет назад открывался детский реабилитационный центр на Сипягина, общественности бросили клич: кто может, чем может – помогите, несите вещи, одежду. Супруги подумали, отобрали лучшие работы Ларисы Николаевны – более 40 штук! – и отнесли в центр. Собственно говоря, столовая этого социально значимого учреждения и сегодня оформлена ее картинами из соломки. Удивительными, такими искренними.– Как вам удается, Лариса Николаевна, сделать свои работы объемными? Ведь принято считать, что соломка – это плоскостные работы?– Я уже много лет – с 1994 года – занимаюсь соломкой, и сначала это действительно были плоскостные картины. А как-­то, работая над картиной, вдруг взяла соломинку, потянула, а у нее появился изгиб. Тут я и подумала, что соломку можно выгибать, выдавливать. Так и начался у меня этап, как нынче модно говорить, 3D-соломки. Надо просто ее вытягивать – как ленты завивают, понимаете? Меня часто спрашивают об этом на выставках, на мастер-классах. И я всегда делюсь тем, что знаю и умею. Не делаю секретов. – Как вам приходят сюжеты для картин?– Да дело в том, что из соломки, как маслом по холсту, можно любой сюжет сделать. Все, что придет в голову. Главное – понять, с чего начать. Вот захотела я ветку шиповника сделать – сделала. Или увидела в журнале фотографию попугая ара. Стала думать, как бы его сделать. Нарисовала на бумаге. Решила начать с хвоста, покрасила соломку, вырезала перышки, одно приклеила, второе – так дело и пошло.Я не художник, и никогда себя так не называла. Вот Николай Дмитриевич – художник, да еще какой! Но, видимо, Господь немножко умения рисовать мне все же дал, я могу перенести на бумагу то, что хочу сделать соломкой. Сюжеты часто на прогулках вижу. Красивая ветка, листок резной – прихожу, зарисую. Птицу увидела – на улице, на фотографии – зарисую. И так постоянно. Многие сюжеты просто из головы. Вот «Хозяин гор» – орел на фоне гор – мне просто в голове нарисовался. Кстати, я сделала несколько таких сюжетов, потому что первого «Хозяина...» купили и увезли аж в Канаду, представляете?– А где вы берете соломку?– Раньше это было намного проще, мы в августе выезжали на поля в том же Надеждинском районе, нарезали. Главное было – успеть до того, как по полю пройдет комбайн. Сегодня же полей очень мало, и тут мы вспомнили про ВИР, институт растениеводства. И они любезно разрешили мне собирать солому там. – Как живется двум таким творческим натурам, двум художникам в одной семье?– Легко! Мы друг другу помогаем. Он всегда оформляет мои работы, всегда советами поможет, присмотрится, оценит. И к моим советам всегда прислушивается. Мы как смолоду сошлись как две половинки, так и живем. Знаете, мы Лапа и Лапушка, так друг друга много лет и зовем. Люди часто удивляются: как вы все успеваете, Лариса Николаевна, и дома всегда уют и вкусная еда, и картины создаете, и в проруби уже 36 лет купаетесь. А я без мужа ничего бы не успела. Мы – вместе. И все делаем вместе. И в проруби купаемся вместе, и дела домашние – вместе. Вместе супруги Ершовы и выставки проводят. И их работы так же гармонично дополняют друг друга, как и они сами. Кстати говоря, на открытие нынешней выставки приходили воспитанники и руководство реабилитационного центра на Сипягина. Для Ларисы Николаевны и Николая Дмитриевича это был сюрприз, да еще какой! Не забыли, выходит, помнят, чья добрая аура озаряет стены центра. И разве может быть более искреннее признание и более честные слова благодарности за творчество?