Чиновников – в старообрядцы?

На прошлой неделе лидер Китая Си Цзинпинь обратился к Коммунистической партии с призывом уважать верования предков. По мнению генсека Поднебесной, буддизм, даосизм и конфуцианство способны исцелить чиновников от цинизма, страсти к обогащению и коррупции – негативных последствий экономического бума.

9 окт. 2013 Электронная версия газеты "Владивосток" №3421 от 9 окт. 2013
7dd5c202e9465999c7b5db9e6e0ea050.jpg О борьбе с коррупцией на ментальном уровнеОб этом пишет информационное агентство Reuters. Возникает законный вопрос: какие инструменты может взять на вооружение Россия, где коррупция чувствует себя спокойно при любой экономической обстановке?Отметим, что лидер Китая вырос в эпоху Мао Цзэдуна с ее почти пуританскими нравами. Наши политики родом из СССР, где за порядком в головах следили не менее пристально, чем за порядком на улицах. Китайского лидера беспокоит культ денег, повсеместно распространившийся в стране. Российские правители также не раз утверждали, что народу необходимы «духовные скрепы». Для преодоления морального упадка Си хочет использовать традиционные верования. Что может предложить Россия?Не оглядываться назад– Сомневаюсь, что можно найти в нашем прошлом мощные традиции борьбы с коррупцией, – считает Артем Лукин, доцент кафедры международных отношений Школы региональных и международных исследований ДВФУ. – Мздоимство и казнокрадство в российской истории прослеживались издревле. Более того, коррупция сама по себе во многом является российской традицией. Нашей главной духовной скрепой, насколько могу судить, стало православие, которое осуждает коррупцию как проявление греховности человека. Существенно повлиять на ситуацию эта религия, на мой взгляд, не способна – православие по сути своей аполитично, общественную активность не проявляет и к проблеме казнокрадства относится, по большому счету, равнодушно. Помочь могло бы разве что старообрядчество или протестантство, которые действительно заточены под борьбу с мздоимством чиновников. Но это религии специфические и особой популярности не имеют.Если мы хотим бороться с коррупцией, то нам нужно не оглядываться назад, а смотреть вперед. В области антикоррупционных традиций мы – в отличие от Китая – находимся в менее выгодном положении.Нет оправданий– Есть такое карамзиновское выражение: «Что делают на Руси? – Воруют», – отмечает Виктор Бур-лаков, политолог. – Но Карамзин говорил это с болью в сердце. Оправдывать лихоимство и казнокрадство менталитетом – самое последнее, что можно придумать. Это попытка прикрыть свою греховность ссылкой на якобы существующие оправдания. Ни в одном обществе нет оправданий воровству. Даже когда говорим о «вороватых» народах, то имеем в виду стереотипы, а не действительность.Бороться с проявлениями коррупции необходимо на всех фронтах: морально-нравственном, институциональном, на уровне государственной деятельности. Любая религия не приветствует алчность, жадность, обогащение и воровство. В том числе и православие. Достаточно взглянуть на текст чина молебна в Благовещенском соборе по случаю инаугурации президентов России. В нем сказано: «Подчиненные же ему (президенту. – Прим. авт.) правительства направлять на путь истины и правды и от лицеприятия и мздоимства отражать». Простейший пример обращения к Богу, чтобы он помог с правительством. И это касается не только религии. Почитайте моральный кодекс строителя коммунизма – там примерно то же самое, только всевышнего нет. Как правило, любая религия исходит из понимания того, что человек слаб и грешен и нуждается в некой внешней силе, которая бы не допускала греха. Поэтому наравне с нравственными моментами должна быть выстроена система, которая не позволяла бы человеку воровать в принципе.