Батарею бутылок - на “КамАЗ” с батареями

В начале марта на одном из складов Дальневосточного военно-морского строительного управления были убиты 2 сторожа и вывезены 150 радиаторов отопления стоимостью около 50 тысяч рублей новыми деньгами. Об этом преступлении “В” недавно сообщал в одной из своих публикаций. Теперь стали известны подробности.

24 март 1998 Электронная версия газеты "Владивосток" №342 от 24 март 1998

В начале марта на одном из складов Дальневосточного военно-морского строительного управления были убиты 2 сторожа и вывезены 150 радиаторов отопления стоимостью около 50 тысяч рублей новыми деньгами. Об этом преступлении “В” недавно сообщал в одной из своих публикаций. Теперь стали известны подробности.

Собираясь похитить с военного склада батареи, преступники заранее договорились с несколькими торговцами строительными материалами о “поставке” крупной партии радиаторов парового отопления. Главным препятствием на пути осуществления “бизнес-плана” стали 2 сторожа. Однако убивать их никто не собирался, хотели просто напоить до бесчувствия. Понимая, что просто так пить на дежурстве с незнакомыми мужиками сторожа вряд ли станут, преступники решили разыграть целый спектакль.

Один из злоумышленников переоделся под рыбака, основательно вымочил в море ноги и, держа в руках сетку с 6 бутылками водки, постучался в сторожку. Увидев перед собой несчастного, вымокшего рыбака да еще с такой “батареей” в руках, сторожа не смогли отказать в гостеприимстве и пустили его в помещение. Раздевшись, “рыбак” на глазах у изумленных сторожей стал растирать себе ноги водкой. Тогда-то кто-то из них и сказал, что в подобных случаях “лекарство” гораздо полезнее использовать не как наружное, а как внутреннее. Тут же последовало предложение угощаться. Пока в сторожке распивали спиртное, остальные соучастники ожидали своего подельника в “КамАЗе” неподалеку от склада.

Довольно быстро все 6 бутылок водки были выпиты, но уснул только один сторож. Второй, судя по всему, обладал недюжинным мастерством в этом деле и по-прежнему стойко держался на ногах. Тщательно разработанный план дал трещину. Но делать нечего, и “рыбак” вызвался принести “еще, сколько надо”. Возражений не последовало. Объяснив поджидавшим его подельникам, что задание выполнено только наполовину, “рыбак” взял еще три бутылки и вновь отправился спаивать крепкого сторожа. Уснул сторож только к концу третьей бутылки. К этому времени “рыбак” сам уже еле держался на ногах. Но все же нашел в себе силы сообщить соучастникам, что путь к батареям открыт.

Однако едва они успели загрузить несколько батарей, как сторож вновь очнулся. Несмотря на дозу принятого спиртного, он не забыл о своих обязанностях и начал выпроваживать непрошеных гостей. Ни уговоры, ни обещания денег на него не действовали - сторож оставался непреклонным. Тогда его избили и, связав, бросили в сторожку.

Погрузка краденого продолжалась еще довольно долго. Перекидать 8 тонн батарей в “КамАЗ” не так-то просто. За это время успел проспаться второй сторож. Увидев избитого напарника связанным на полу, он попытался выяснить, в чем дело. И сам разделил его участь. Когда наконец с погрузкой было покончено, преступники решили замести следы и подожгли матрац в сторожке.

Пришедший утром сменщик, открыв дверь в сторожку и увидев на полу двух связанных мертвых (смерть наступила в результате отравления угарным газом) сторожей, в испуге бросился бежать за подмогой. А дверь оставил открытой. Как показала экспертиза, вследствие этого произошел приток свежего воздуха и разгорелся пожар, уничтоживший практически все следы.

Расследованием убийства занялась военная прокуратура Владивостокского гарнизона. В короткий срок следственной группой в составе заместителя военного прокурора подполковника юстиции Игоря Шеболтанова, помощников прокурора майоров юстиции Валерия Вороненко и Сергея Михайлова это, казалось бы, бесперспективное дело было раскрыто. Уже через неделю следователями военной прокуратуры по подозрению в совершении преступления были арестованы четверо молодых, временно неработающих “коммерсантов”. На первых же допросах арестованные признались в совершенном преступлении.