Эти мерзкие слова «кино не для всех»

NETPACK – уважаемая международная организация по продвижению азиатского кино – на самых известных кинофестивалях мира организует свое жюри и присуждает приз одному из фильмов.

20 сент. 2013 Электронная версия газеты "Владивосток" №3411 от 20 сент. 2013
ebf7cf4211a4fcb5d59fda64e6ab02c9.jpg Борис Нелепо, кинокритик: Я не разбираю фильм по косточкам!Уже второй год жюри NetPACK работает и на «Меридианах Тихого». Одним из его членов стал Борис Нелепо (на фото), молодой российский кинокритик, один из организаторов фестиваля «Другое кино».– Как вам кажется, почему в России любят азиатское кино?– Любят? Мы с вами разговариваем во Владивостоке, и здесь ваше утверждение может быть справедливо, ведь город очень близок к Азии, достаточно посмотреть, сколько у вас ресторанов азиатской кухни. В России же иной коленкор. 10 лет назад у нас начиналась мода на фильмы Такеши Китано. И мода эта пробивалась с трудом, люди не хотели идти на японское кино, считая, что это что­-то очень странное и непонятное, из другой Вселенной. То же было и с Вонгом Карваем.Так что у меня нет впечатления, что в России любят азиатское кино. В Москве зритель, выбирая между фестивалями французского и, например, филиппинского кино, пойдет на французское: из-за многовековых культурных связей, из-за мифа о Франции, который успешно живет десятилетиями. Показывать в Москве и Питере филиппинское кино – большой труд.– А российское кино чему-то может поучиться у азиатского?– Есть одна важная вещь. Бум азиатского кино, как мне кажется, начался не с таких больших, имеющих давние традиции кинопроизводства и выпускающих множество фильмов стран, как Китай, Япония, Корея, а с государств, которые еще не так давно крайне редко появлялись на фестивалях в мире – это Таиланд, Филиппины, Индонезия. И бум этот был спровоцирован развитием цифровых технологий. Кино совсем недавно было дорогим удовольствием, а цифровые технологии изрядно удешевили процесс. И приблизили кинематограф к тому, о чем мечтали в середине прошлого века французские теоретики кино, верящие в то, что камеры будут вмонтированы чуть ли не в ручку, и режиссер сможет творить так же спокойно, как писатель, – писать ручкой книги. Конечно, в дешевизне цифровых камер и в том, что снимать кино теперь могут все желающие, есть и свои плюсы, и свои минусы. Меня расстраивает, что в России огромное количество талантливых людей, а такого бума, появления огромного количества новых фильмов, снятых на телефон, цифровую камеру за небольшие деньги, мы так и не увидели. А на Филиппинах, в очень бедной стране, где политические и социальные условия просто несравнимы с любыми трудностями в России, появилось множество молодых людей, которые стали снимать кино, показывать его по всему миру и нашли свое место в жизни. У нас же бума не произошло. По­-прежнему консервативно считается, что надо бы получить господдержку, что режиссура – это очень трудно.Хотя есть – пусть немного – обратные примеры. Ангелина Никонова, чей фильм «Портрет в сумерках» был снят на фотоаппарат и на деньги режиссера, но при этом объехал огромное количество фестивалей и получил множество призов. Это именно то, как кино должно работать сегодня.– Во Владивостоке вы читали лекции «Четыре встречи с современным кинематографом».– Да. Мои основные интересы, сюжеты, которые я исследую, связаны с кино. Мне интересно, что происходит с современным кинематографом, почему он так отличается от кинематографа прошлого, почему изменились режиссерские стратегии и отношения между фильмами и зрителями, почему, собственно, зрителей в кинозалах стало меньше, а кино – не настолько востребовано...И всегда хочется видеть живую реакцию на свои лекции, ведь у кинокритика есть определенное одиночество: сначала он сидит перед экраном и смотрит кино, затем – перед экраном компьютера. И хочется говорить с живыми людьми, ощущать реакцию, видеть глаза тех, для кого я пишу свои тексты. Для меня это бесценная возможность. Поэтому с радостью согласился прочесть лекции.Кроме того, я принимаю участие в организации фестиваля «Другое кино», который проходит в 26 городах России. Объездил множество городов в рамках этого фестиваля, мне было интересно общаться со зрителями.– И чем отличается провинциальный зритель от столичного?– Я абсолютно идеалистически верю в зрителя и ненавижу разговоры о том, что авторское кино — это что-­то элитарное, ненавижу мерзкое словосочетание «кино не для всех». Я верю, что для того, чтобы смотреть кино, достаточно открытых глаз и сердца, а также желания воспринять фильм эмоционально, чувственно, интеллектуально. И в этом смысле зритель есть везде, и везде он замечательный. Если он пришел, посмотрел фильм до конца, значит, он наш, и для меня других делений нет.Я не занимаюсь рекомендацией фильмов, я получаю удовольствие от того, что смотрю кино, думаю о нем и пишу о нем. И в своих читателях ищу возможность разделить этот интерес, думать вместе со мной, в противовес мне даже. Да, если мой текст вызывает у человека мысли, полностью мне противоположные, меня это радует: ключевое слово здесь – мысли.