Школьный дресс-код

ДАВАЙТЕ взглянем на проблему школьного дресс-кода с другого ракурса, не сокрушаясь по поводу дополнительных трат на форму.

18 сент. 2013 Электронная версия газеты "Владивосток" №3409 от 18 сент. 2013
daee6f1c415b5052fde8fd6de888d6e3.jpg Первые недели учебного года актуализировали проблему: во что одеть ученика... и учителяВ стране открывается огромный новый рынок, причем производственного направления, – это пошив школьной формы. И потребность впечатляет: до 150 тысяч швейных изделий в год стоимостью около 300 млн рублей, и это только во Владивостоке. Тем более что дети растут и новую одежду приходится покупать практически ежегодно. А еще обсуждается введение форменной одежды для учителей государственных общеобразовательных школ. Что по этому поводу думают у нас во Владивостоке?Новый сегмент рынкаВ Центре развития предпринимательства Владивостока сообщили: еще никто из инвесторов не обращался к ним за помощью либо консультацией по освоению нового направления. Никто не приносил и бизнес-планов для финансовой поддержки проекта. Удивительно, но почему-то никто из местных не хочет «поднять тему». Ходят слухи, что предприниматели из Новосибирска хотели бы поставлять нам уже готовую школьную форму. Как уже писал «В», сейчас во Владивостоке известны всего два предприятия, которые занимаются массовым пошивом ученической спецодежды и чьи мощности позволяют брать заказы на большие партии. По словам руководителя одного из них Сергея Мосенко, его предприятие на протяжении не одного десятка лет отшивает форму по заказам гимназий и школ. В этом году обратившихся в ателье учебных заведений стало больше. Материал, из которого шьют брюки, пиджаки, жилеты для школьников, – полушерстяной, из КНР. По словам Мосенко, даже кутюрье с мировыми именами свои элитные коллекции отшивают в Китае из местного сырья и местными силами. Так что в Поднебесной есть качественный и недорогой товар, надо только знать, где брать.Жилет детский обойдется в 600-800 рублей, брюки для школьника средних классов – в 800 рублей, сорочка – 500 рублей, сарафан для девочки – от 1000 до 1480 рублей в зависимости от размера и пиджаки соответственно – 1500 – 2600 рублей. Это массовый пошив по стандартным лекалам. – Бывают нестандартные дети, с лишним весом. Их приходится обмерять и шить индивидуально, – делится своими соображениями Мосенко. – Тогда и цена возрастает. Штучный ведь товар. Рассуждения родителей убивают. Говорят, делайте с запасом, он ведь еще потолстеет. Вдумайтесь! Не вырастет, а потолстеет.Технология взаимодействия со школами такова: руководство приходит в ателье, договаривается, приносит эскизы с фирменным цветом, фасоном. – Мы на свой страх и риск отшиваем партию, например сто изделий, – говорит Сергей Николаевич. – Работаем без предоплаты, потому что непонятно, с кого деньги брать. Партия в сто штук разных размеров лежит все лето. Осенью приходят родители с детьми, меряют и покупают. Или не покупают. Например, одна школа заказала малиновые пиджаки, так они у нас до сих пор. Не знаем, куда деть. Все зависит от решения общего родительского собрания. – Если что-­то не устраивает, то это вопросы не к нам как исполнителям, а к школе и к самим себе как родителям. О чем думали, когда голосовали? – вопрошает руководитель ателье.Как говорят специалисты, чтобы промышленность развернулась и стала выпускать школьную форму, а у потребителя был выбор, нужно года три, а то и пять. За 2-3 месяца не получится.Основная проблема, считает Сергей Мосенко, отсутствие сырья в стране: экологичного, гипоаллергенного, натурального. И вспомнил советскую школьную форму, которая «дышала», в которой было зимой не холодно, а на припеке не жарко. Сегодня многие вещи шьют из синтетики, которая вредна, особенно для детей. Они в ней потеют и простывают.Дресс-код-рекомендацияЧто делать, если не нравится форма ни одного из двух предприятий, а школа направляет именно к ним? Как посоветовал в Центре развития предпринимательства ведущий юрист Вячеслав Елгунов, надо просто обратиться в другое ателье. Благо, пошивочных мастерских в городе достаточно. Конкуренция тем и хороша, считает он, что можно выбрать. С точки зрения законодательства о потребительском рынке никто не вправе навязывать родителям только это ателье и никакое другое, ткань только такого качества, и никакую другую. – Вышедший летом 2013 года закон говорит о введении в общеобразовательной школе дресс-­кода, а не школьной формы как таковой, – говорит Вячеслав Елгунов. – Для младшей, средней и старшей возрастных групп это можно воспринимать как общие рекомендации. И многие школы, я знаю, так и поступают. Универсальный дресс­-код: черный или темный низ, белый или светлый верх. Просто не допускается появление детей в общеобразовательной школе в потертых джинсах со стилизованными или реальными дырами, в шортах, в кричащих или, как говорят, «кислотных» тонах. А качество может быть хоть от Гучи за тысячу евро, хоть с китайского рынка за 500 рублей – закон жестко не регламентирует. Но форма сама по себе социализирует учащихся. То, что в школу надо ходить одетому опрятно, в соответствии с дресс­-кодом, учит детей выполнять определенные нормы поведения в обществе. На 4-6 часов, пока идут занятия в школе, подросток вполне может обуздать свои предпочтения в одежде и проявить дисциплинированность. А потом можно содрать эти брюки и облачиться в любимые рваные джинсы… Мы же не приходим в банк за кредитом в шортах? Да и старшеклассники знают о фейсконтроле на входе в ночной клуб. Я – за форму! Но вот для учителей, считаю, не нужно вводить форму. Здесь должен действовать закон психологии. Вырос, выучился, добился чего-то в жизни, стал учителем, уважаемым человеком – одевайся так, как подсказывает тебе чувство вкуса. Учитель не должен подчиняться законам унификации. Учитель – яркая личность! Не армия, но школаДиректор СШ №26 Татьяна Ульяницкая тоже категорически против формы для педагогов. Учителя стараются одеваться в соответствии с требованиями, принятыми в каждом отдельном учреждении. Есть мнение, что нельзя их в спецодежду впихивать: не армия чай, а школа все-­таки. Считается, что статус педагога от этого только пострадает, чего нельзя допустить при нашем расслоении общества.– С тех пор, как мы стали школой с углубленным изучением иностранных языков, – говорит Татьяна Николаевна, – мы разработали свою эмблему. На общем родительском собрании и на попечительском совете утвердили и ее, и фирменный школьный жилет. Эмблемы нам обошлись по 100 рублей штука, а жилет – 1200 рублей. Это все, что придется потратить родителям старшеклассника. У нас еще с мая был установлен стенд для родителей с кусочками тканей, эскизами, адресом и телефоном выбранного ателье. Думаю, было время заказать и сшить или купить. Для младших и средних школьников у нас форма из шотландки. У старших – темный низ – светлый верх. Привет педофилам!Начало нового учебного года не обошлось без «форменных» инцидентов. Один ученик не хочет носить брюки согласно дресс- коду, приходит на занятия в джинсах с горизонтальными прорезями по штанине. Мать другой старшеклассницы резко настроена против формы и настаивает, чтобы дочери разрешили ходить в юбке с фотопринтами. Вообще, в учительском сообществе Владивостока сложилось даже понятие «привет педофилам!» Это про одежду старшеклассниц, которые одеваются излишне вызывающе, сами еще не понимая, как провокационно выглядят.Дешево и сердитоГоворя о школьной форме, мы все же затронули вопрос экономии родительского бюджета. Директор школы № 47 Елена Стецкевич уверена: нельзя из семьи деньги выкачивать. Школа расположена в 71-м микрорайоне, где отношение к одежде практично­-демократичное. На собрании здесь решили, что ученики придерживаются принципа: темный низ – светлый верх. А форма ограничивается безрукавкой с эмблемой школы. Даже небольшой атрибут принадлежности к родной школе уже подтягивает учеников, считает директор. Стоимость пошива одного изделия тоже весьма демократична – 250 рублей плюс эмблема школы – 100 рублей. Итого 350 рублей – вся форменная экипировка ученика 47-й школы. Даже кошелек родителей с малым доходом справится с такой нагрузкой. Вспомните, в других школах стоимость формы до 3 тысяч доходит.