На Хасане снова бой

10 АВГУСТА недалеко от поселка Краскино Хасанского района состоялась реконструкция боя за освобождение сопки Заозерной.

14 авг. 2013 Электронная версия газеты "Владивосток" №3389 от 14 авг. 2013
055c6a54372b5779f21b823f05508ec5.jpg Сражение между частями Красной армии и японскими милитаристами закончилось… совместным поеданием каши с мясом30 июля 1938 года. Сопку захватили подразделения Квантунской армии во время вооруженного конфликта между императорской Японией и Советским Союзом. Впоследствии это кровопролитное противостояние было названо Хасанскими событиями. Сопку Заозерную сыграла Крестовая … Прошло 75 лет. К воспроизведению боя за сопку Заозерную энтузиасты-­реконструкторы готовились год. Если брать на круг, то в этом проекте участвовало около 200 членов военно-исторических клубов из Владивостока и Хабаровска и сотрудники Управления Федеральной службы судебных приставов по Приморскому краю. Военную форму, в точности воспроизводящую амуницию тех лет – как советскую, так и японскую (из Страны восходящего солнца, из города Хоккайдо, прилетели три члена местного Клуба военно-исторической реконструкции), шили в Москве и Санкт-Петербурге. Все расходы – за счет личных сбережений участников. Правда, в 2013 году бились не за Заозерную, а за сопку Крестовую, что недалеко от села Краскино. Дело в том, что Заозерная расположена вблизи государственной границы, поэтому реанимировать сражение со стрельбой и взрывами гранат пограничники добро не дали. Штурм сопки Крестовой был назначен на 14 часов: ждали краевое начальство. Участники боя и многочисленные зрители, приехавшие едва ли не со всего Приморья, около двух часов жарились на солнцепеке. Чтобы солдаты Красной армии и японские захватчики не скучали перед боем, их боевой дух и хорошее настроение поддерживали песни времен Гражданской и Великой Отечественной войн, а также 60-х и 70-х годов прошлого века. По прибытии представителей краевой администрации состоялся митинг, посвященный событиям 75-летней давности. А потом начался бой со взрывами, стрельбой, с ранеными и убитыми. – За Родину! За Сталина! – кричали бойцы Красной армии, штурмуя сопку с винтовками наперевес. Хотя, по данным отечественных историков, в те годы имя «отца народов» не упоминалось во время сражений. – Банзай! – кричали в свою очередь японцы, стараясь остановить атаку гранатами и прицельным огнем из минометов и винтовок. В воздухе запахло порохом.И хотя реконструкция боя – не настоящее сражение, и выстрелы холостые, и финал известен заранее. Но зрителей охватил азарт. Они подбадривали упавших красноармейцев криками: – Чего разлегся? Хватай пулемет и вперед! – Мужики, покажите япошкам кузькину мать! Молодцы! Давайте! – Командир, поднимай бойцов в атаку! – Долби их! Лопаткой его в шею!И наши вставали и «долбили» японцев штыками, саперными лопатками и кулаками.Если нужно, умрем Сражение, длившееся не более 15 минут, закончилось рукопашной схваткой на радость публике. Формулу хлеба и зрелищ еще никто не отменял. А потом было братание в окопах, фотографирование на память и конечно же солдатская каша с мясом. Ее с удовольствием уминали зрители, «красноармейцы» и «японские милитаристы». Трудно сказать, что чувствовали во время и после боя гости из Японии, участники обороны сопки Крестовой. Они категорически отказались от комментария происшедшего. Мотивировав его отсутствием на то официальных полномочий и еще переводчика. И к ним никто не приставал с провокационными расспросами. Чувства японцев были понятны. И надо признать, что они – смелые люди. Приехать, чтобы тебя били и, пусть всего несколько минут, воображали захватчиком… На это не каждый решится.Зато наши соотечественники, «воевавшие» в рядах императорской армии, охотно делились своими впечатлениями. – Я испытал необыкновенное чувство патриотизма. Я кричал «банзай!» вместе с ними и вместе с ними был готов отдать свою жизнь за Японию. Это невообразимое чувство коллективизма. Но мне было непонятно, за что, как и почему они погибали за свою империю на чужой территории? Это та психология, которая нам неизвестна до сих пор, – рассказал «В» судебный пристав Василий Шуткин, рядовой 19-й пехотной дивизии Японии. У студента ДВФУ Константина Николаева была роль японского офицера. – В общении с японцами я почувствовал себя настоящим японцем. Языковой барьер не был заметен. Когда у человека есть желание сотрудничать, все получается. Мы понимали друг друга. У нас была общая цель – закрепиться, обороняться, убить противника и, если нужно, умереть самому. Когда я принял командование, то ощутил чувство ответственности за свое подразделение, – говорит Константин. В списках пропавших уже не значитсяВ этот же день в центре поселка Краскино в торжественной обстановке были захоронены останки красноармейца Степана Белова, найденные в прошлом году на месте боев на глубине 1,5 метра. До этого он числился в списках пропавших без вести. Судя по костям, раздробленным осколками минометной мины, боец умер мгновенно. Рядом с ним лежала проржавевшая каска. 75 лет красноармеец Степан Белов ждал, чтобы его имя всплыло из небытия. Когда гроб с его прахом опускали в могилу, небо неожиданно заволокло тучами, а потом разразилась гроза с молнией и громом. Им вторили залпы из винтовок… – А вы говорите, что Бога нет! Это душа воина наконец-­то нашла успокоение на небесах, – сказала одна женщина, когда хлынул ливень. Природа оплакивала погибшего солдата.СПРАВКА «В»В ХОДЕ конфликта с каждой из сторон участвовало до 20 тысяч человек. Потери советских войск составили 960 погибших и 2752 раненых. Из числа погибших:– погибло на поле боя — 759 человек, – умерло в госпиталях от ран и болезней — 100,– пропало без вести — 95,– погибло в небоевых происшествиях — 6.Японские потери, согласно советским данным, составили около 650 убитых и 2500 раненых.