Павел Левада Хрущевым доволен!

В ОДНОМ из прошлых выпусков нашей акции мы опубликовали письмо Антонины Кальченко «Наш дружный коллектив», к которому была приложена фотография первого коллектива швейной фабрики «Заря». Через несколько дней после выхода газеты в редакцию «В» пришли братья Александр и Виталий Левады.

3 июль 2013 Электронная версия газеты "Владивосток" №3365 от 3 июль 2013
57bf0883514c39a4cfc8d73c8e93fe37.jpg – Знаете, в архиве у нашей мамы – Надежды Левады – есть точно такая фотография, – сказали они. – Мама работала в пошивочном цехе ТОФ вместе со своей сестрой Любой. Возможно, именно они те золотошвейки, о которых писала Антонина Кальченко. Еще в том же цехе работала сестра нашего отца Оля, она потом работала на фабрике «Заря». А еще через несколько дней вместе с сыновьями в редакцию пришел и их отец – Павел Левада (к сожалению, его супруга Надежда Левада несколько лет назад ушла из жизни). Принес семейный архив и рассказал, как приехал во Владивосток, каким его помнит. Ведь без малого 60 лет своего труда он отдал городу у моря. И гордо носит на груди орден Трудового Красного Знамени!«Може, чоловик будет…»Родился Павел Александрович в 1928 году в селе Новобельмановка Хорольского района, куда в конце XIX века с Украины приехал его дед. В 1943 году, когда ему было 15 лет, Павел приехал по направлению во Владивосток – учиться в ФЗУ.– Работать, – вспоминает Павел Левада, – я стал еще мальчишкой. Было мне 12 лет – и уже считался работником. Сегодня смотрю на мальчишек этого возраста – у них еще детство вовсю играет. У нас совсем по-другому было. Сначала возил воду – большую бочку – летом работающим на полях. Наливал из колодца сам. Так, кстати, и узнал про то, что началась война. Привез я воду женщинам, что снопы вязали, смотрю – а они плачут. Спрашиваю, что случилось, а мне и говорят: война началась, мужиков наших уже в Хороль повезли в военкомат. Стал работать круглый год. И работал так хорошо, что бригадир не хотел отпускать во Владивосток, когда пришли путевки в ФЗУ. Но отец настоял: «Пущай Павло едет в город, може, там станет чоловик…». И я поехал учиться. Вся учеба – на практикеФабрично­заводское училище, в которое приехал учиться на электрика 15-летний Павел Левада, располагалось на Аксаковской, 1. Как вспоминает наш герой, рядом находился большой рынок, который позже стал самой настоящей барахолкой. Впрочем, на Аксаковской, 1 фабзайчата, по сути, только жили.– Учились мы не так, как сегодня, не за партами, – говорит Павел Левада. – Встали утром, поели – и пошли вниз по Суханова на Дзержинского, 26, где располагалось предприятие электросетей. А там уже нас распределяли по мастерам, кто с кем работает. Мой мастер носил фамилию Игнатьев, его участок на улице Стрелковой находился. С ним и отправлялся на участки – где на трамвае, где пешком. Так на практике и учились. Однажды чуть не погиб. Сырой был день, пришли мы с мастером по наряду – отключить надо что-­то было. Залез я на столб, провода отсоединил, потянул – и затылком коснулся фазы. Вот меня затрясло! А мастер снизу смеется: ничего, от ревматизма полезно. Шутки шутками, а кабы руками взялся, убило бы. Пустите электриков в цирк!Год отучился Павел Левада в ФЗУ – и стал готовым специалистом, мастером-электриком. Выделили ему комнату на Дзержинского, 26, где тогда были база электросетей и небольшое общежитие.– Своей специальностью я гордился, – признается Павел Александрович. – Электриков ценили и уважали. Я был настоящим участковым монтером, мой участок находился на улице Линейной – сейчас ее уже нет, она на Эгершельде была. Хоть и стали мы мастерами­-электриками, все равно, по сути, мальчишками оставались. Когда приезжал цирк-шапито, особенно когда там выступали борцы, мы всеми силами старались проникнуть в зал. Приходим как-­то к цирковому электрику, Гоша его звали, просим: поговори с директором, чтобы нам разрешили у стенки просто постоять. Возвращается: нет, говорит, не разрешает. А у нас тогда у всех уже ключи были от трансформаторных подстанций. И вот один кто-­нибудь идет к ТП № 34, что рядом с ФТИ на улице Береговой, – и отключает цирк. Стоим мы недалеко от шапито, смотрим, ждем. Приезжает аварийная, а там мастером наш друг Олег Фомченко. Говорим ему: когда нас пустят борцов смотреть, тогда и свет дадим. И что вы думаете? Только Олег к нему в кабинет зашел, так сразу выбежал, головой кивает: проходите, проходите. Мальчишки, одно слово…Чем досуг занимали? Танцевать любили. В кино в «Уссури», в «Родину» и «Комсомолец» ходили. В театр любили ходить. Судьбоносное 7 НоябряСпециальность электрика пригодилась Павлу Леваде и на службе в армии. А через три года, демобилизовавшись, он вернулся во Владивосток. – Тут и познакомился с Надюшей, которая потом стала моей женой, – вспоминает ветеран. – На праздничном вечере в честь 7 Ноября. Сестра моя и жена брата в пошивочном цехе ТОФ работали. Приехал я домой из армии, а они как раз собираются, наряжаются. И меня с собой взяли. Пришли мы, а там девушки красивые сидят – прямо цветник. Сестра мне сразу сказала: вот Надя, знакомься, девушка очень хорошая, умная, руки золотые. Познакомились, стали встречаться, через полтора года поженились. Сначала жили вместе с семьей брата, а когда они уехали в Находку, пришлось искать жилье. И переехали мы с Надей на Тунгусскую, 47. Там были дома… ну как вороньи слободки, что ли. Не государственные, не частные – вроде как ничьи. Комнатки из рук в руки переходили. 2500 рублей я заплатил, чтобы переселиться туда. Там и дети наши родились – Виталий, Саша.В 1956 году Павел Левада стал работать на судоремонтном заводе, который находился рядом с морским вокзалом. – Ремонтировали мы электрику на судах, двигатели, монтажом радиостанций занимались, обновлением аппаратуры. Очень интересная была работа! Со временем стал бригадиром, – впоминает он. Примерно через пару лет стали набирать желающих строить себе жилье методом «горьковской стройки» (применявшийся в СССР способ строительства многоквартирных жилых домов с использованием труда будущих жильцов. – Прим. авт.). Первый такой дом от ВСРЗ на Светланской, 51 построили. Я на второй записался. И через полтора года получили мы квартиру на Курильской, нынче Вострецова, где я по сей день и живу. Почему ведь называется Моргородок? Потому что там жилье строили в основном для моряков, рыбаков, для тех, кто в море и на море работал. Надюша моя, после того как цех ТОФ почти в полном составе перешел на фабрику «Заря», как раз детей растила, а потом пошла в ателье № 13. Она была уникальная швея, вот до сей поры ношу костюмы, ею сшитые. Ни единой кривой строчки! Бывало, я скажу: да что ты там переделываешь, не для заказчика же, мне и так сойдет. А она – нет, это моя профессиональная гордость! Уважали ее в ателье, любили. И клиенты к ней в очередь стояли, знали, что сошьет любо-дорого. Тогда редко работников службы быта награждали, а жаль. Но грамот у нее было – не счесть!12 дней к отпуску от ХрущеваКаким Павел Левада помнит Владивосток? Деревянным, частным. – Высотных зданий не было,– говорит он, перебирая фотографии из семейного архива. – Маленький был город. На Океанском проспекте, 19 было хорошее здание, где располагался штаб флота, и Дальрыбвтуз на Ленинской – красивое тоже здание. Ах, помню еще на Бестужева, 17 стояло двухэтажное жилое здание, так оно считалось большим и чуть ли не многоэтажным. Потом, после хрущевского приезда, город просто вширь пошел, разрастался на глазах. Стали Мингородок застраивать, Вторую Речку, капустное поле, которое теперь проспект 100 лет Владивостоку. И знаете, вот именно это больше всего и помнится – не какие­то конкретные здания, а как город вдруг стал расти! Как на пустом месте улицы, районы возникли.Вообще Хрущевым я доволен! Кстати, я ему лично написал про одну несправедливость: нам, судоремонтникам-­электрикам, за работу с алюминием, а это вредное производство, за вредность ничего не начисляли. А электрикам-­судостроителям – 12 дней к отпуску и доплаты. Я написал: почему так, безобразие же? И стал ждать. Ответ получил, правда, из профсоюзов, мол, ваше письмо рассматривается в Совете министров, ждите. И правда – через несколько месяцев читаю приказ на доске: на основании постановления предоставить отпуск за вредность 12 дней. Так что я имею основания быть довольным Хрущевым.В скором времени Павел Левада отпразднует 85-летие. Спасибо сыновьям Виталию и Александру, что читают «В», что откликнулись и сохранили воспоминания отца для всех, кому дорога и важна история Владивостока. НАПОМИНАЕМГАЗЕТА «Владивосток» продолжает акцию «Владивосток. История в лицах». Мы ждем ваши письма с фотографиями. Расскажите, как ваша семья попала во Владивосток, когда и как в наш город переехали ваши родители, дедушки, бабушки, чем они занимались в нашем городе, где жили, что любили. Мы постараемся опубликовать все письма и – если это необходимо – вернуть вам фотографии. Наш адрес: 690014, Владивосток, Народный проспект, 13, газета «Владивосток», акция «Владивосток. История в лицах». Для электронных писем: news@vladnews.ru с пометкой «Акция «В». Пожалуйста, не забывайте подписывать письма и оставлять контактные данные! И если фотографии нужно вернуть, указывайте это в письме.