Тот самый Никас напишет наш город

ПЕРВОЕ впечатление, говорят, самое верное. Тем более если это впечатление художника, который привык вглядываться в лица, а в облике новых для себя мест искать черты самобытности. При встрече с Владивостоком Никас Сафронов, по его признанию, не разочаровался. Он ощутил, что город наполнен творчеством и любовью, увидел людей, закаленных морем. И мосты, по которым они идут навстречу друг другу, чтобы быть ближе и говорить на одном языке.

18 июнь 2013 Электронная версия газеты "Владивосток" №3356 от 18 июнь 2013
068e2c834017d7bbfa775a3b1880d425.jpg Владивосток очаровал мировую знаменитость своей энергетикой и закаленными морем людьмиМожет быть, это тот образ, который найдет свое воплощение в работах признанного в России и во многих других странах художника? Не исключено. Во всяком случае, Никас пообещал, что будет рисовать наш город, устраивать выставки, на которых представит картины, связанные со здешними местами.Нам повезло больше, чем москвичамДелясь на пресс-конференции эмоциями, вызванными знакомством с Владивостоком, знаменитый гость признался, что представлял наш город как некий Шанхай 20-х годов – неухоженный, с уродливыми сопками и шахтами, жуликоватыми личностями, которые мешками тащат икру на рынок. Но в очередной раз убедился, что свои оценки нужно давать сегодня и сейчас.«Когда летел сюда, командир корабля узнал меня и пригласил к себе в кабину, – рассказал Никас на встрече с журналистами вкраевом центре. – Он был несколько лет назад во Владивостоке и предупредил: «Колоритный город, но дороги отвратительные, начиная прямо с аэропорта». А я ехал и удивлялся: прекрасные дороги. Мне понравилось, что в вашем городе, который находится на одной параллели с Сочи, много зелени. Я увидел красивую набережную, корабль – на таком проходил практику в Одессе, когда учился в мореходке. Утром в туман ничего не мог поделать с тоской (понимаю Гоголя и Достоевского, которые жаловались на нее в Петербурге), но после обеда вдруг засветило яркое солнце и настроение взлетело вверх».На вопрос о том, был ли повод организации его выставки во Владивостоке, Никас Сафронов ответил так:«Имя мое на слуху, но мало кто видел мое творчество. А хочется его вам показать. В Москве я не даю выставок (разве что в маленьких клубах): для этого нужна агрессивная реклама, потребуются большие вклады – не один миллион. Но я и без того продаваемый художник, всегда есть заказы и очередь на портреты. Тем не менее какие-то работы скопились, и я согласился организовать выставки в регионах. По сути дела, вы сейчас можете видеть все то, что было у меня в мастерской. Но я продолжаю постоянно работать, даже сейчас, с травмой руки (упал, расписывая храм-часовню). Доделываю какие-то старые картины, начатые даже 20 лет назад, когда ездил по Европе, изучая замки. Поэтому в ходе выставок обычно приезжаю и что-то меняю. У вас тоже работ пять-шесть заменю на новые».Копаться в грязном белье не сталиПредставленные в Приморской картинной галерее картины дают возможность судить о разных гранях творчества художника – символизме, сюрреализме, оценить его эксклюзивную технику дрим-вижин (размытые краски в стиле импрессионистов), увидеть портреты знаменитых людей.«Эти портреты, наверное, неплохие, но жаль, что не могу показать вам лучшие, которые теперь у тех, кого я писал, – выразил сожаление Сафронов. – В галерее нам выделено так много места, что пришлось выставить еще графические рисунки – по сути дела, наброски к будущим портретам. Правда, на них везде по халатности написали один и тот же год, хотя эти люди позировали мне в разное время и некоторых даже нет уже в живых, – извиняющимся тоном пояснил Сафронов. – Есть и другие ляпы. Следующий раз привезем к вам более подготовленную выставку».