Хрупкая скрипачка и капризная скрипка XVIII века

КАК уже сообщал «В», 15 мая в зале театра кукол состоялся концерт Марии Шалгиной – известной российской скрипачки, которая приехала во Владивосток, чтобы принять участие в реализации проекта «Дон Жуан» на Тихом океане» – студенческой постановке оперы (силами академии искусств). Оперу желающие смогут увидеть 18 мая на сцене театра молодежи. Вчера же Мария буквально заворожила публику своей игрой.

16 май 2013 Электронная версия газеты "Владивосток" №3339 от 16 май 2013
c09b8c6b7bdf77f0f22fa61eab22ecae.jpg Хрупкая скрипачка (кстати, Мария считает, что игра на скрипке в буквальном смысле делает музыканта невесомым, вознося его над обыденностью) – вместе с владивостокскими музыкантами Екатериной Овчинниковой, Людмилой Гомозовой, Александром Меликяном, Иваном Кулиговским и Станиславом Герасимовым – сыграла для пришедших в зал струнный квартет Шуберта соль-минор, который раньше никогда не исполнялся во Владивостоке, и другие интересные произведения. – Знаете, – сказала Мария, – у нашего концерта интересная судьба. Когда для усиления студенческого оркестра было решено пригласить скрипача из Европы, где часто исполняют Моцарта, дирижер Робин Энгелен, который работает с «ВладОперой» уже много лет, и Петер Шварц выбрали меня. Я согласилась, и тут выяснилось, что в городе есть молодые музыканты, которые хотят играть, получать новые знания и опыт, учиться у других, но не всегда имеют такую возможность. Александр Меликян, альтист Тихоокеанского симфонического оркестра, обратился ко мне с предложением сделать концерт. Мне его предложение показалось очень интересным, мы долго выбирали программу. И даже включили в нее пьесу Ивана Кулиговского, которая, как мне кажется, оказалась весьма созвучна программе выступления. Мария Шалгина училась в Петербурге, Берлине и Зальцбурге, много гастролирует в Германии и Европе. Изюминка артистки в том, что практически все ее концерты – сольные. – Почему соло? – удивляется вопросу Мария… – Играть сольный концерт гораздо труднее, чем в составе оркестра или в сопровождении. Ты один на сцене, ни за кого не спрячешься, никто не поможет, только ты, твоя энергетика – и зал. И либо ты покоряешь этот зал, либо нет. Мне нравится этот вызов.Держать зрителя помогает Марии Шалгиной и ее уникальный инструмент – скрипка Domenico Montagnana 1729 года.– Приобрести такой уникальный инструмент, мне, конечно, не под силу, – улыбается артистка. – Даже его аренда стоит невероятных денег. Но один из фондов в Германии дал мне возможность играть на этой чудесной скрипке. И это огромное счастье. Кстати говоря, отношения с этой скрипкой у меня складываются не самые простые. У нее свой характер. Очень «темный», мощный, благородный звук, но она очень капризная, это правда. Она может в один из дней хуже звучать – и ничего не поделаешь. Или даже отказывается звучать на определенном произведении. Так что мне постоянно приходится налаживать с нею отношения. Уникальный звук скрипки и мастерство исполнительницы по достоинству оценили и зрители, и музыканты, с которыми выступала Мария.– Я считаю, что это редкий шанс – поучиться у скрипачки такого уровня, понаблюдать за ее работой, поработать вместе, – говорит Александр Меликян. – Если ты музыкант, то просто обязан постоянно расти, совершенствоваться – в том числе общаясь и учась у таких профи, как Мария Шалгина.Работу Марии Шалгиной в качестве концертмейстера струнной группы в студенческом оркестре ДВГАИ также высоко оценили коллеги и сами студенты.– Мне очень понравился оркестр академии, – говорит Мария Шалгина. – Струнники – хорошего уровня, я бы многих отметила, они бы не потерялись и в Санкт-Петербургской консерватории, в которой я сейчас преподаю и потому могу объективно судить. Другие группы в оркестре, возможно, и следовало бы подтянуть. Но дело не в этом: я удивлена тем, как быстро меняются, прямо на глазах учатся и растут эти ребята. У них огромный интерес, жажда к совершенствованию, к узнаванию нового. Трудно объяснять, но в исполнении Моцарта есть небольшие, но важные особенности, о которых ваши ребята понятия не имели. Как только им объяснили и показали, они схватили буквально на лету, сразу же уловили стиль исполнения. Конечно, студенты не все одинаковые, везде есть такие, кому ничего не нужно. Это всегда очень четко видно. Но большинство ваших ребят – в духовых, в скрипках, в виолончелях – информацию просто впитывают. Репетировать и играть с ребятами мне очень понравилось. В день у меня четыре репетиции: 4-6 часов – с оркестром академии искусств и 3-4 часа – с ребятами для концерта. Итого – 10 часов в день. Так что видела я пока только маленький кусочек Владивостока: улицу Светланскую – от отеля до Театрального сквера. Надеюсь, после концерта, спектакля и до отъезда в Хабаровск я успею погулять по городу.Из Владивостока Мария отправится в турне по Дальнему Востоку. Ее таланту будут аплодировать в Хабаровске, в других городах. И кто бы мог подумать, что музыка стала для нее делом жизни далеко не сразу?– Мои родители не были музыкантами, – говорит Мария, – отдали меня учиться играть на скрипке случайно. Мама хотела, чтобы я играла на фортепиано, но в музыкальной школе сказали, что мои пальцы лучше подойдут для скрипки. И я стала учиться. Как любой нормальный ребенок, понятия не имела, что такое скрипка, не была в восторге от учебы. И училась с книгой на пульте, всякое бывало. А потом постепенно мне стало это нравиться, стала заниматься сознательно. Но при этом до последних классов в школе была уверена, что буду поступать учиться на матфак или другие точные науки, потому что очень хорошо успевала по этим предметам в школе. И лишь к окончанию школы поняла, что музыка – это единственная моя дорога в жизни.