«Владивостокъ» выписывала императорская семья

В этот день, 17 апреля (по старому стилю), 130 лет назад вышел в свет первый номер газеты «Владивосток». В редакторской колонке, помещенной на первой странице, Николай Варламович Соллогуб, редактор и издатель, писал: «…Мы освобождаем себя от широковещательных программ. Скажем коротко: сделаем, что можем. Столбцы газеты открыты для всякого правдивого слова, ведущего ко благу края…».

17 апр. 2013 Электронная версия газеты "Владивосток" №3324 от 17 апр. 2013

Согласитесь, достойная во все времена гражданская позиция газеты.Дом Соллогуба – живая легенда Этот старинный владивостокский дом на ул. Пушкинской, 7, напоминающий замок, – один из самых первых каменных старожилов Владивостока, уцелевший до наших дней. Он был построен еще в позапрошлом веке, в самом начале 1880-х годов. Документальное свидетельство тому – панорамный снимок 1888 года, где его можно увидеть во всей красе на фоне строящегося Успенского кафедрального собора.«Замок счастья» на Успенской (ныне улице Пушкинской) сопке, в отдалении от густонаселенного тогда центра, построил по собственным эскизам Николай Соллогуб для своей молоденькой жены, вчерашней гимназистки Сонечки Андрущенко, в которую был восторженно влюблен. Поэтому и дом получился таким красивым и особенным.Семья занимала здесь весь второй этаж – семь комнат. В этих стенах родились пятеро их детей. Шестым ребенком Соллогуб считал газету «Владивостокъ», которая тоже появилась на свет по этому адресу 17 апреля (ст. ст. – Прим. авт.) 1883 года.Колоритный кирпичный красавец из XIX века не раз служил прекрасной натурой для художников, фотографов, а в 1971 году он попал в объектив камеры столичных киношников, снимавших фильм «И на Тихом океане».К слову, вывеска под старину «Цветы», которую они водрузили тогда на его стене, да так и оставили, потом еще долгое время впечатляла жителей и гостей города.Нетронутый островок памяти По стертым каменным ступеням автору статьи не раз доводилось подниматься на второй этаж дома № 7 на ул. Пушкинской, чтобы попасть в заветную квартиру 14. Много лет назад дверь гостеприимно распахивала Ариадна Ильинична Белова, внучка Николая Соллогуба, человек удивительной души и непростой судьбы (она провела шесть лет в лагерях как «китайская подданная» только за то, что родилась в Харбине, – во Владивосток ее привезли в девятимесячном возрасте). В неторопливой беседе за чашкой чая, под большим портретом девочки, наряженной в кружевное белое платьице (на нем Ариадне Ильиничне два годика), в уютной «нездешней» обстановке посчастливилось услышать от внучки Соллогуба немало интересных историй из прошлой жизни города и ее семьи.У Соллогубов было пятеро детей – Георгий, Вера, Ольга, Анатолий, Александра (последняя – мама Ариадны Ильиничны). О своем деде Ариадна Ильинична рассказывала то, что довелось услышать от бабушки – Софии Степановны. Николай Варламович был человеком замечательного сердца, волевой, решительный, энергичный, неравнодушный. Носил окладистую бороду, отличался крепкой статью. Газете, становление которой сопровождалось большими трудностями, он отдавал все силы. Поэтому так рано ушел из жизни. Помнится, внучка Соллогуба тогда мечтала сделать в своей квартире кабинет-музей первого редактора «Владивостока» и стать его хранительницей. Позже, когда Ариадны Ильиничны не стало, гостей принимал ее единственный сын – Олег Константинович. Беззаветно влюбленный в свой родовой дом, он тоже горел желанием устроить в этих стенах музей старого быта Владивостока (O.K. Белов ушел из жизни в 2009 году).Музей здесь пока так и не создан, но уникальная старинная обстановка квартиры – огромный стол (по преданиям, в свое время он украшал кают-компанию легендарного фрегата «Паллада»), затейли-вой работы буфет, китайский гарнитур черного дерева – туалетный столик с зеркалом, кресла с подлокотниками в форме раскрывших пасти драконов, удобное бюро, изысканно расписанная в восточном стиле ширма – все это несколько лет назад приобрел у наследников музей им. В.К. Арсеньева благодаря щедрой спонсорской помощи. Включая, конечно, богатый домашний архив: отдельные номера газеты «Владивостокъ», редкие снимки города, его жителей, уникальные документы. А в самой квартире № 14 продолжает жить праправнучка Соллогуба с семьей. Вообще во Владивостоке сегодня живет уже пятое поколение Николая Соллогуба. Монаршее разрешение на финансовую поддержкуНадо сказать, что 37-летний редактор Николай Соллогуб не был журналистом по профессии. Он окончил лишь Саратовскую гимназию и курсы телеграфистов. Его перевели сюда в 1880 году, в штаб главного командира портов Восточного океана из Московского центрального телеграфа. Но именно здесь, на далекой окраине России, сбылась его давняя мечта – издавать собственную газету. Да и ситуация назрела: первым жителям Владивостока приходилось целыми месяцами ждать живого печатного слова и довольствоваться «протухшими» новостями.К слову, военный губернатор А. Кроун еще в 1871 году высказывал предложение создать во Владивостоке собственный печатный орган и даже получил одобрение монаршей фамилии. Но в те годы не нашлось такого энтузиаста, как Соллогуб. Дело это было многотрудное и неприбыльное. Но Николай Варламович его осилил – он был человеком особой закалки. Известна история, когда благодаря его выдержке и находчивости удалось спасти экипаж и всех пассажиров крейсера «Москва», потерпевшего кораблекрушение у берегов Африки (Соллогуб в 1882 году отправился на крейсере в Одессу, чтобы купить типографское оборудование). Наградой Николаю Варламовичу за проявленное мужество стала Золотая медаль на Владимирской ленте «За спасение погибающих». Ею он гордился всю свою жизнь. Тогда же в Одессе, на балу, Соллогуб получил главный подарок судьбы: он познакомился со своей будущей женой – Сонечкой Андрущенко. Газета «Владивостокъ» была еженедельной и выходила практически каждое воскресенье на восьми полосах, где были представлены правительственные распоряжения, городская хроника, коммерческие известия, телеграммы, корреспонденции из разных мест, известия и объявления. Годовая подписка стоила 10 рублей. Уже на следующий, 1884 год газета стала печататься в типографии штаба главного командира портов Восточного океана на новой печатной машине, из-за которой Николай Соллогуб чуть было не поплатился жизнью. На страницах «Владивостока» появились новые разделы: морской и экономический.Из архивных документов известно, что примерно в это время контр-адмирал Фельдгаузен после обращения Соллогуба возбудил ходатайство в правительстве о назначении из бюджета Морского министерства постоянной субсидии для поддержания газеты. Прошение поддержал генерал-адмирал великий князь Алексей Александрович.Вскоре было получено монаршее разрешение ежегодно вносить в смету Морского министерства две тысячи рублей, предназначенных на финансовую поддержку газеты «Владивостокъ».Надо заметить, что сумма в две тысячи рублей по тем временам была очень солидная (для сравнения: корова стоила 10 рублей, семья переселенцев получала 100 рублей, которых хватало на довольно приличное обустройство, наконец, рюмка водки «тянула» на 5 копеек).К слову, царствующий дом Романовых: наследник цесаревич Николай Александрович, великие князья Александр Михайлович и Алексей Александрович были подписчиками газеты «Владивостокъ», она регулярно доставлялась в Петербург и читалась от корки до корки. А весной 1891 года, когда наш город посетил цесаревич Николай Александрович, он вручил Николаю Соллогубу – за особые заслуги – золотую булавку для галстука с жемчугом и драгоценными камнями работы Фаберже. Николай Соллогуб почти десять лет был редактором «Владивостока» (в 1892 году редакцию возглавил Николай Ремезов, который выпускал газету до 1906 г.). Кабинет Николая Варламовича находился на втором этаже в башне, в удалении от гостиной. Здесь, у большого просторного окна с видом на бухту Золотой Рог, на ул. Светланскую он подолгу стоял, обдумывая свои статьи. Последний раз фамилия Соллогуба появилась в газете «Владивосток» 16 мая 1893 года – в некрологе. Он умер за рабочим столом, с ручкой в руке. Было ему всего 47 лет.Редакция нынешней газеты «Владивосток» в 2003 году установила на памятном доме, где вышел в свет первый номер газеты «Владивостокъ», где жил и умер первый редактор первой городской газе-ты, мемориальную доску с барельефом (автор скульптор Георгий Шароглазов). Память нуждается в защите Сегодня дом-реликвия на ул. Пушкинской, 7, где родилась владивостокская пресса, требует не толь-ко срочной реставрации, положенной ему по статусу (с 1987 года он значится в списке памятников истории и культуры), но и бережной заботы, особенно сейчас, когда он попал в «зону» Золотого моста. Сможет ли выдержать каменный старожил из позапрошлого столетия такое соседство, зависит только от нас.К слову, в начале 1960-х, похоже, сама судьба уберегла этот дом от чугунной «клин-бабы». Во времена строительства Большого Владивостока возник проект -соединить улицы Пушкинскую и Суха-нова, превратив их в транзитную магистраль. К счастью, та идея так и не воплотилась в жизнь.