Жизнь на улице Суханова

До войны, приехав во Владивосток в 1927 году, наша семья поселилась в одном из самых красивых домов Владивостока – на Ленинской, 59. Квартира была служебная, двухкомнатная. Помню шикарную парадную лестницу с мраморными ступеньками, ажурным ограждением и большую массивную дверь в квартиру. В доме было центральное отопление, в квартире – ванна. Это была почти царская роскошь! В этой квартире родилась моя сестра в 1928 году.

27 март 2013 Электронная версия газеты "Владивосток" №3312 от 27 март 2013

Каждый год родители старались нас фотографировать. Помню, каким событием были походы в «Фотографию», которая была расположена в торце здания аптеки на Ленинской – в районе бывшего рыбного магазина. Снимки, сделанные там, и поныне отличного качества. В соседнем доме был детский сад, куда я ходила, а в выходные мы гуляли в сквере у памятника адмиралу Невельскому…В 1932 году наша семья переехала в дом на Суханова, 13. Сначала мы поселились в каменной при-стройке к дому Сухановых, на втором этаже. Дом меня заворожил. Парадная прихожая – с орнаментом из цветного стекла. Во дворе – тополя. Массивные ворота закрывают проход во двор. Сам двор вымощен камнем, им же отделана подпорная стена, а в ней сделан отвод для родниковой воды, сбегавшей с сопки. Во дворе нашего дома был колодец, в котором брали воду. Что показательно – никто и не пытался сорить рядом или портить воду. Из этого колодца воду брала и пекарня, расположенная неподалеку… Дом Сухановых и дом прислуги (позже он был снесен) к тому моменту уже были переоборудованы под коммунальные квартиры. У каждой семьи была только одна комната. Жили здесь и ученые, и преподаватели, и ответственные работники…Во дворе туалет, а также помещения для хранения золы и что-то вроде сарая для мусора. Чуть позже мы переехали в дом на Суханова, 15, и здесь у нас были уже две комнаты, одна из кото-рых оказалась действительно большой!Детворы в наших дворах было много, мы всей ватагой играли в прятки, казаки-разбойники, лапту и чижа. Игрушек у нас почти не было, даже елку наряжали самоделками. Двери в квартиры в то время закрывались чисто условно, мы свободно забегали друг к другу в гости. Все жили очень скромно. Взрослые доброжелательно и с любовью относились к нам – ни окриков, ни ругани. Но и мы уважали тех, кто старше. Зимой в холодные дни мы набивались в комнату к кому-нибудь из друзей, сидели у круглой печки-голландки, слушали радио, читали, особенно интересно было читать энциклопедию. А самая большая радость была, когда мы шли кататься на санках, да не одни, а со взрослыми! Как весело не-слись мы вниз на Ленинскую по улице Лазо! А поднимались обратно очень долго – и опять с ветер-ком вниз! Зимы тогда были очень снежные, помню, как часто мы не просто расчищали дорожки от снега, а буквально откапывали дома…В 1933 году я пошла в школу № 9. Дорога на учебу и домой стала самым любимым временем – мы шли дворами, мимо красивых старинных зданий на Пушкинской, Лазо, Ключевой, Сибирцева. Поз-же, уже после окончания школы, в 1943 году, я поступила в ДВПИ и еще целых пять лет ходила по улочкам моего детства…22 июня 1941 года во Владивостоке был жаркий солнечный день, а накануне – многие это помнят – был яростный, почти зловещий огненно-красный закат. Говорили про этот закат не раз, особенно после того, как по радио передали заявление правительства о вероломном нападении на нашу страну…Жизнь изменилась. Мы долго привыкали к светомаскировке, а вечерами вместе с родителями выходили на дежурства. Хлеб давали по карточкам, как же его было мало и как постоянно хотелось есть! Рядом с нашим двором на Суханова, 13 стоял киоск, в котором иногда можно было купить черпак супа с галушками. Для этого всей семьей мы занимали очередь рано утром и терпеливо ждали. За-мечу, что порядок в очереди всегда был идеальный – никто не лез окольными путями.Самой большой радостью в те дни была покупка на Суйфунском рынке конфет – подушечек. 10 штук всего лишь – и такой восторг! Как часто тогда мы вспоминали время, которое стало называться «до войны».Фотографии, которые я прилагаю к тексту, сделаны моим мужем Федором Борисенко, который очень увлекался фотоделом. И любил снимать родной Владивосток.