А в музее – баррикады!

Революционных матросов теснят коммерсанты

15 март 2013 Электронная версия газеты "Владивосток" №3306 от 15 март 2013
0dc1058c1424e35139e3df198ca9ed3f.jpg УНИКАЛЬНЫЙ барельеф обнаружился в процессе ремонта в музее имени Арсеньева.Наш разговор с Виктором Шалаем, директором Приморского государственного музея имени Арсеньева, то и дело прерывается то воем дрели, то стуком молотка. В музее идет ремонт – долгожданный, важный… И, как оказалось, полный сюрпризов.Виктор Алексеевич ведет нас на второй этаж – туда, где еще совсем недавно находилась экспозиция «Старый Владивосток». И показывает удивительную находку: под гипсокартонной стеной, там, где раньше была карта залива Петра Великого, со стены сурово смотрят лица революционных рабочих, рвущихся на баррикады…– Когда мы начали ремонт на втором этаже, – рассказывает Виктор Шалай, – нас ждало немало интересных открытий. Мы знали, что раньше в этих залах было совсем другое оформление, части которого могли сохраниться. И когда встал вопрос о демонтаже гипсокартонных стен, работы велись аккуратно, мы смотрели, нет ли там чего… Вот так обнаружился барельеф. По нашим сведениям, это работа известного приморского скульптора Надии Шаймордановой. Барельеф был выполнен примерно в 1987 году, когда в здании на Ленинской, 20 открылся музей Ленина.Да, читатель, многие, наверное, уже и не помнят, что было такое время, когда много раз переходившее из рук в руки и менявшее свои функции здание на Светланской (в те времена Ленинской) было музеем имени Ленина. Создавали его с большой помпой, к работе по оформлению здания были привлечены лучшие художественные кадры Владивостока, почти все члены Союза художников. Тогда на первом этаже музея находилась экспозиция, посвященная биографии Ленина, а на втором – истории революционного движения в России. Для нее и создала барельеф «На баррикады!» Надия Марвановна. Позже, примерно 25 лет назад, когда в здание переезжал музей Арсеньева и создавалась экспозиция «Старый Владивосток», барельеф был зашит в гипсокартон.– А вот что с ним делать сегодня – для нас большой вопрос, – говорит Виктор Шалай. – Этот барельеф – самостоятельное художественное произведение, он вылеплен на стене, это настоящий соцреализм. Проблема же в том, что, планируй мы здесь залы об истории Гражданской войны в Приморье, мы бы вписали в них барельеф. Но по плану тут будут залы, рассказывающие о становлении Владивостока, о бирже, о том, как блестяще влияла на историю региона коммерческая мысль. Соседние залы посвящены переселенческой политике России, столыпинским реформам, крестьянскому заселению Дальнего Востока. Сами понимаете, барельеф, на котором рабочие и матросы грудью идут на баррикады, как-­то не вписывается в концепцию. Поэтому мы пребываем в размышлении: конечно, сбивать и уничтожать барельеф не будем ни в коем случае. Первая идея была: привести его в порядок, сделать фотографии – и, увы, снова законсервировать.