Изменится ли обвинение в измене?

Как сообщил пресс-центр ТОФ, на днях состоялась встреча командующего Тихоокеанским флотом Михаила Захаренко с генеральным консулом Японии во Владивостоке Хиросэ Тацуя, которая прошла “в теплой и дружеской обстановке”.

5 март 1998 Электронная версия газеты "Владивосток" №330 от 5 март 1998

Как сообщил пресс-центр ТОФ, на днях состоялась встреча командующего Тихоокеанским флотом Михаила Захаренко с генеральным консулом Японии во Владивостоке Хиросэ Тацуя, которая прошла “в теплой и дружеской обстановке”.

В ходе встречи обсуждались вопросы развития российско-японских отношений в военной сфере: предстоящего визита в Приморье председателя объединенного комитета начальников штабов сил самообороны Японии адмирала Нацукава, совместных военно-морских учений и визита корабля ВМС Японии во Владивосток.

Однако стороны не обошли молчанием и такую щекотливую тему, как дело военного журналиста Григория Пасько, обвиняемого в государственной измене. Данный вопрос откровенно портил общую атмосферу беседы. Поэтому основными виновниками “в раздувании нездоровой шумихи” традиционно были признаны приморские средства массовой информации. На встрече отмечалось, что все упоминания Японии как государства в связи с “делом Пасько” лишены каких-либо оснований. Генеральный консул официально уведомил командующего ТОФ, что “правительство Японии не имеет никакого отношения к этому инциденту и считает его исключительно внутренним делом России”.

На взгляд “В”, извечные обвинения средств массовой информации в “нагнетании обстановки” выглядят не совсем логичными. Начальник УФСБ по Тихоокеанскому флоту контр-адмирал Герман Угрюмов неоднократно заявлял, что Пасько обвиняется в передаче сведений, составляющих военную и государственную тайну, “некоторым иностранным организациям и частным лицам”. При этом корреспондентам “В” абсолютно точно известно, что “некоторые” представители именно японских средств массовой информации, контактировавшие с Григорием Пасько, давали показания флотской контрразведке.

Другой вопрос, будут ли фигурировать “собеседования” контрразведчиков с представителями японских СМИ в судебном заседании? И какое в конечном счете обвинение будет предъявлено Григорию Пасько? Ведь проводить судебный процесс по 275-й статье (государственная измена) - значит так или иначе официально определяться с государственной принадлежностью “некоторых иностранных организаций и частных лиц”. А это вряд ли будет способствовать российским интересам в развитии добрососедских отношений и процессу подписания мирного договора с Японией. Не заинтересована в “шпионском” скандале и Страна восходящего солнца.

Еще на пресс-конференции в декабре прошлого года контр-адмирал Герман Угрюмов осторожно намекнул журналистам, что не исключена возможность переквалификации статьи обвинения Григория Пасько. Адвокаты военного журналиста Олег Котляров и Ярослав Герин также считают, что их клиенту могут изменить статью обвинения. По мнению адвокатов, подобные “повороты” в следствии послужат дополнительным подтверждением того, что дело военного журналиста не столь очевидно, как это пытаются представить флотские контрразведчики. Точки расставит суд, но уже сейчас можно смело сказать - в “дело Пасько” вмешалась большая политика.