Память на помойке

Недавно четыре несовершеннолетние девочки из Артема закидали снежками Вечный огонь на мемориале погибшим на фронтах Великой Отечественной войны

25 янв. 2013 Электронная версия газеты "Владивосток" №3278 от 25 янв. 2013

В Интернете, в социальных сетях, подростков обозвали «адскими выродками, не помнящими родства» и «малолетними дебилками, которым глубоко все равно, что было с нашей страной 70 лет назад». В случившемся авторы высказываний обвиняли школу и родителей, не сумевших привить девочкам «любовь к отеческим гробам». А мне хотелось сказать: оглянитесь на себя… В начале 2000-х я жил во Владивостоке в 9-этажной одноподъездной свечке. Отношения между обитателями этой высотки, как в деревне, бесцеремонные – лифт и двор сближают. Вы-хожу как-то из подъезда и вижу около крыльца стопки книг, перетянутые бечевкой. Жильцы нашего дома частенько избавлялись подобным образом от культурного наследия прошлого, затевая ремонт или переезжая на новое место жительства. В одной из пачек выделялись корешки толстых книг, обтянутых синим, красным и зеленым бархатом. Развязал веревку – бархатные книги оказались альбомами с фотографиями. Судя по выходным данным на обложках, альбомы были изготовлены в Ленинграде в начале 50-х годов прошлого столетия. То есть на тот момент им было около 60 лет. А многим черно-белым фотографиям, прикрепленным уголками к картонным страницам, и того больше. На пожелтевших карточках были увековечены женщины и мужчины, по всему, давно покинувшие этот мир. Особо выделялись групповые фото военных, с квадратами и прямоугольниками в петлицах. На одной фотографии красовался красный офицер с двумя ромбами. Пока я изучал альбомы, 6-летний сын моего соседа Николая притащил еще одну пачку книг.– Мама евроремонт делает. А я мусор выношу, – доложил он деловито. Книги были для него мусором! Оказалось, что жена соседа хочет «сделать папе сюрприз, пока тот зарабатывает деньги в море». – А фотографии зачем выбросили? – спросил я. – Это альбомы папиного дедушки. Он давно умер. Мама говорит, что мы не барахольщики. И нам старье не нужно, – разъяснил юный собеседник и понесся домой за очередной пачкой «старья». Я же поехал на работу, прихватив фотоальбомы с собой... Николай пришел с морей через пять месяцев. Евроремонт к тому времени в его квартире был завершен. Однажды я подловил его на улице, когда он копался в своей новой машине, и протянул ему сверток с фотоальбомами. Сосед развернул пакет: – Откуда это у тебя? – Подобрал около подъезда. Вечером Колины крики были слышны через дверь – костерил жену в хвост и в гриву. А еще через пару дней он зашел ко мне в гости с бутылкой виски. Поблагодарил за спасенные фотоальбомы, пожал мне руку и, вздохнув, сказал:– Бабы – дуры!Я пригласил его на кухню, и мы, не чокаясь, выпили за наших родных и близких, которых с нами давно нет…