Белое пятно на культурной карте

В Приморье арт-рынка нет. Но есть художники и публика

10 янв. 2013 Электронная версия газеты "Владивосток" №3268 от 10 янв. 2013
d7ebb5cfd79945ab384c4f31b27c8312.JPG Одним из самых заметных – со знаком «минус» – событий в культурной жизни края в прошлом году было закрытие галереи «Portmay». Практически сразу по городу поползли слухи – мол, и другим галереям недолго осталось. И «Арка», мол, вот-вот, и «Артэтаж»…Не придавали оптимизма и некоторые факты – к примеру, слухи о продаже всех зданий ДВФУ во Владивостоке подтверждались, а информации о том, куда денется из продаваемого здания музей «Артэтаж», не появлялось. Да и сегодня ее толком нет. Может быть, именно поэтому, учитывая все в совокупности: и слухи, и реальность – собрала владелица галереи «Арка» Вера Глазкова журналистов, чтобы поговорить и о том, как живет галерея, и о том, что происходит в культурной жизни Приморья вообще. Вместе с Верой Глазковой в разговоре приняли участие Юлия Климко, арт­-директор галереи «Арка», Владимир Погребняк, художник, Наталья Левданская, искусствовед, Зоя Липатникова, дизайнер.Как известно, галерея современного искусства «Арка» открылась в 1995 году и по праву входит в число первенцев выставочного дела Сибири и Дальнего Востока. Ее задачи: популяризация современного искусства, творчества художников нашего региона, развитие сотрудничества в области выставочной деятельности. Но главная цель – просветительская деятельность в области искусства.– К такой формулировке я пришла еще пять лет назад, – говорит Вера Глазкова, – точнее, к этому нас подвела жизнь. В 2012 году в Москве самые успешные коммерческие галереи, галерея Марата Гельмана например, выбрали другую стратегию деятельности или, как «GMG», просто закрылись. Мы еще раньше выбрали просветительство и отказались от коммерческой деятельности – она просто невозможна без арт­рынка, который был в зачаточном состоянии и то только в Москве. Во Владивостоке же его просто нет и вряд ли будет. По крайней мере, я таких перспектив в обозримом будущем не вижу. Лет пять назад вывозила художников на ярмарку «Арт-Москва», но стало ясно: для галереи это совершенно неподъемное дело. В нашем городе нет коллекционеров, их почти нет в России. Мы работаем с художниками, но не обещаем им продаж. И поэтому главной целью поставили просвещение. В конце концов, именно просветительская деятельность в отдаленной перспективе может привести к формированию арт­-рынка. Кому нужно искусство?Судя по опросам, проводимым сотрудниками галереи, посетители «Арки» склонны к традиционным формам искусства – классической фотографии, живописи. Но также им интересны и художники, которые ищут новые формы, новые пути самовыражения, подачи своих идей. Интересно, что почти половина посетителей считает целью деятельности галереи – продвижение художников. Но субъекты арт­рынка – это не только художник, продающий свои картины самостоятельно или через галерею, и покупатель, но и собственно все арт-­пространство: кураторы выставок, искусствоведы, которые формируют представление о художниках и освещают арт­события в средствах массовой информации. Чем больше информации о выставках, проектах, тем более образованным и информированным становится зритель, тем больше у него возможностей принимать самостоятельные решения о том, что хорошо, что плохо, размышлять об искусстве. – Сегодня на Дальнем Востоке есть несколько десятков художников, вполне достойных международной известности, но представить их на мировом арт-­рынке – дело неимоверно трудное, – поддержала коллегу Наталья Левданская. – Галеристы, художники вынуждены идти на поклон к тем, у кого есть финансы: просить помощи, объяснять, что деньги можно вкладывать не только в недвижимость, яхты и бриллианты. И наша задача, галереи «Арка» в частности, – доказать миру, нашим людям, что мы обладаем громадным и неиспользуемым ресурсом, который может принести нашему городу не только славу, но и деньги. И этот ресурс – наши художники, великолепные, взращенные приморской землей, нашим вузом. Мы можем перестать быть белым пятном на культурной карте мира. «Арка» участвует в международных арт-­ярмарках в Гонконге, Сеуле, в Испании – это уникальный пример. Найти на подобном мероприятии галерею из России и чтобы располагалась не в Москве – практически невозможно. «Арка» открывает миру имена наших художников. Жаль, что эту работу практически не поддерживают.Посмотрите на Китай. Там обязывают состоятельных людей, крупные компании покупать и поддерживать национальное искусство, работы китайских художников. Да, это волюнтаризм, но... Как грибы растут галереи. У них уже несколько музеев современного русского искусства.– А у нас во Владивостоке остались всего три галереи, одна из которых – государственная. В Берлине, для примера, 400 галерей, – продолжает Вера Глазкова. – Да, нам нужны новые галереи и залы. Но до тех пор, пока у нас не появится обратная связь художник – коллекционер, вряд ли можно рассчитывать на появление новых площадок.К сожалению, арт­-рынок не может формироваться без участия крупных покупателей предметов искусства. Держаться только за счет покупателей-­индивидуалов он не в силах. Банки, фонды, музеи – вот что позволяет существовать арт-­рынку. Сегодня же музеи покупают картины современных художников очень и очень редко, о больших компаниях и корпорациях можно сказать то же самое. Конечно, случаются приятные неожиданности, но именно неожиданности. Так, картину Владимира Погребняка приобрел известный российский коллекционер и позировал на ее фоне для съемок в журнале Tutler (известный гламурный журнал). Но это, увы, исключение.Закрываться не намереныНесмотря на поднятые проблемы, разговор в «Арке» был все же оптимистичным. – Закрывается ли галерея «Арка» завтра? – улыбнулась Вера Глазкова. – Нет, не закрывается. И не закроется. В планах на этот год: выставки Владимира Погребняка, работа с «Чердак forever» и Зоей Липатниковой, чей дизайн очень тесно соприкасается с искусством, с живописью, выставки Ильи Бутусова, Федора Морозова, в самом начале года покажем графику Джона Кудрявцева. Из новых авторов – работы Валерия Шапранова. Ждут зрителя фотовыставки Михаила Павина, Глеба Телешова. Мы очень хотим показать выставку из фондов галереи, совместный с «Альянс Франсез» проект «Современное искусство Франции». Мечтаем и работаем над тем, чтобы сделать выставки современных художников Дальнего Востока, а также молодых выпускников академии искусств, для этой выставки есть даже название – «Душевный разговор о механизмах». Есть интересное предложение от известной писательницы Лоры Белоиван: оказывается, она пишет очень интересные картины. Ведутся переговоры с Вадимом Хижняком. Да, мы не ставим во главу угла коммерческие цели, но от интересных предложений не отказываемся. КстатиПриятно отметить, что именно Владивосток не отстает от мировых тенденций в современном искусстве. У нас в городе активно развивается такое направление, как сайнс­-арт, в котором искусство соприкасается с наукой. Арт-группа «CHRONO» уже выставляла в «Арке» несколько проектов, построенных на взаимодействии человека и времени, а это одна из самых обсуждаемых тем в физике, философии, математике. На Дальнем Востоке практически неразвит сайнс­-арт, а вот во Владивостоке он представлен. Например, в галерее выставляла свои работы известная представительница этого направления Ольга Киселева – художница, живущая и работающая в Париже. Ее диссертация, вышедшая в Европе, была первой книгой о компьютерном искусстве. Она старается изменить жизнь не эстетикой, а силой той мысли, которую вкладывает в свои работы.Только цифрыПо словам Юлии Климко, в 2012 году в галерее прошло 17 выставок. Самыми посещаемыми оказались выставка фоторабот Рольфа Гоббитса – 1672 человека пришли на нее взглянуть, выставка старейшего приморского художника Вениамина Гончаренко и выставка авангардного фотохудожника Глеба Телешова. Чаще всего посетители приходили в «Арку» в феврале и сентябре – то есть после отпусков, после праздников, когда хочется окунуться в художественную жизнь. Среднестатистический посетитель – женщины в возрасте 30 лет и мужчины в возрасте 28 лет.