Подайте на деликатесы?

На выходе с Некрасовского рынка стояла женщина, в руках - небольшой плакат с фотографией мальчика и какими-то словами

20 дек. 2012 Электронная версия газеты "Владивосток" №3260 от 20 дек. 2012

Все проходят мимо, я тоже прошла, а через шагов пятнадцать тормознула и вернулась.Не то чтобы у меня случился приступ милосердия – я не альтруистка. А тут инстинкт сработал: мимо просящей помочь больному ребенку пройти сложно, особенно женщине, особенно если у самой есть дети. Вообще­-то от привычки раздавать деньги на улице я избавилась лет пятнадцать тому назад благодаря одному забавному эпизоду. В районе Дальпресса, возле торгового центра «Игнат» (в еще старом здании, с продовольственным магазином на первом этаже, который, кажется, тогда был единственным супермаркетом на весь город), промышляли пацаны семидесяти лет, то есть бросались наперерез прохожим с причитанием: «Тетенька­-дяденька, дай рубль, хлебушка купить!». Я и давала, да не только я, многие давали. Как-то вечером после работы заскочила в тот самый игнатовский супермаркет, где и встретилась с мальчишками, которые не ранее как утром истребовали у меня очередной червонец. Пацаны делали закупки. В уже наполненную корзинку, которую один из них толкал перед собой, летели: сырокопченые нарезки, банка красной икры, банка черной паюсной (видно, для контраста), упаковки конфет «Коркунов» в ассортименте и куча прочих вкусностей, которые обычные покупатели приобретают разве что на праздники. Сверху малолетние гурманы водрузили упаковку пива. Особо умилил меня тот факт, что пиво, которое выбрали мальчишки, было безалкогольное. Все это праздничное великолепие по сравнению с моими скромным кефиром и яблоками смотрелось как-­то вызывающе. Нет, жаба меня не задавила, но кое-­какие выводы я для себя сделала. Так что на этот раз я решила помочь не полтинником, а чем-­то более существенным: например, в газете рассказать про мальчишкину беду или про сайт женщине рассказать, на котором можно помощь найти. Не тут-­то было: девушка с сильным акцентом поведала о том, что и в Интернете все уже написано, и расчетный счет есть. А на просьбу дать мне свой телефон кивнула на плакат, на котором значился номер с международным, вероятно, молдавским кодом (363). Полтинник я, конечно, сунула, но сомнения остались: ну вот не верю я, что человек приехал специально из Молдавии во Владивосток, чтобы стоять в рыночном переходе и просить деньги на операцию. К чему я все это? К тому, что среди профессиональных попрошаек очень трудно разглядеть человека, которому действительно нужна помощь. Что делать? Наверное, перестать давать деньги в переходах странным мужикам и теткам…