Состоятельный человек снимет камеру "люкс"

Загремели ключи, лязгнула тяжелая металлическая дверь. Когда она отворилась, я отшатнулась - в нос шибанул жуткий спертый дух. Толпа обросших, страшных мужиков, казалось, заполнила все небольшое пространство камеры. “Господи, как же все они здесь помещаются?” - еле выговорила я. “Это еще что, - сказали мне сопровождающие, сотрудники следственного изолятора во Владивостоке. - Сегодня в этой камере всего-то 26 человек. А летом их здесь было 52”. “А как же они ухитряются спать в камере, рассчитанной на 12 заключенных?” - поражаюсь я. “По очереди”. “Как по очереди?! Одни ночью, другие - днем?” Мне еще пытались объяснить, как это происходит, но я уже не могла слушать: хотелось немедленно бежать отсюда и дышать свежим воздухом.

27 февр. 1998 Электронная версия газеты "Владивосток" №326 от 27 февр. 1998

Загремели ключи, лязгнула тяжелая металлическая дверь. Когда она отворилась, я отшатнулась - в нос шибанул жуткий спертый дух. Толпа обросших, страшных мужиков, казалось, заполнила все небольшое пространство камеры. “Господи, как же все они здесь помещаются?” - еле выговорила я. “Это еще что, - сказали мне сопровождающие, сотрудники следственного изолятора во Владивостоке. - Сегодня в этой камере всего-то 26 человек. А летом их здесь было 52”. “А как же они ухитряются спать в камере, рассчитанной на 12 заключенных?” - поражаюсь я. “По очереди”. “Как по очереди?! Одни ночью, другие - днем?” Мне еще пытались объяснить, как это происходит, но я уже не могла слушать: хотелось немедленно бежать отсюда и дышать свежим воздухом.

Извечная российская жалость к заключенным... Понятие относительное. Преступил закон - получи сполна, весь букет тюремных ужасов. Кесарю - кесарево. Но если бы знать, как сложится наша жизнь... Говорят же: от тюрьмы и от сумы не зарекайся. Так и моя бабка, честнейший, порядочный человек, попала в тюрьму: в страшное сталинское время ее упекли за решетку, выявив в магазинчике, где она работала, копеечную недостачу. Завмаг-то выкрутилась, все досталось бабке, матери троих малолетних детей. Бабка отсидела и вернулась домой: такая же сильная, красивая, несломленная. В той тюрьме, что я увидела, кажется, запросто сломается и самый крепкий мужчина.

Впрочем, для многих - тюрьма дом родной. Иначе как объяснить, что попадают сюда снова и снова. И малолетки, и взрослые люди. Кошмарные условия СИЗО, похоже, уроком не становятся. А скорее всего, только озлобляют, заставляют лютой ненавистью ненавидеть и тюрьму, и общество, хотя это суть одно и то же. Тюрьма - сколок общества, в самом его неприглядном и вызывающе мерзком виде.

“Конечно, мы понимаем, что так быть не должно, - говорит начальник СИЗО Аршак Кюлян.

- Однако денег на строительство нового изолятора нет. Ну не предусмотрены в федеральном бюджете такие расходы! Поэтому вынуждены довольствоваться тем что есть. В камерах, предназначенных для 2540 человек, нынче обитают почти 4 тысячи. Перенаселенность, как видите, огромная. Но мы стараемся сделать все, что в наших силах. Только поступившие к нам проходят медицинское обследование - на сифилис, на ВИЧ-инфекцию, на туберкулез... Больных туберкулезом сразу изолируем, кого в тюремную больницу, кого в камеры для подобного контингента. Сифилитиков лечим. Со СПИДом пока, тьфу-тьфу, не встречались".

Еще одно новшество во владивостокском СИЗО - камеры "люкс". Впрочем, руководство изолятора данное определение не устраивает. "Такие камеры должны быть не исключением, а нормой, - считает Аршак Гарегинович. - Мы непременно придем к этому, когда наконец станем цивилизованной страной. К сожалению, мы не имеем возможности оборудовать все наши камеры так, чтобы человек чувствовал себя в них человеком, а не изгоем".

По словам Аршака Кюляна, СИЗО ни копейки не вложило в обустройство "пятизвездочных" камер. Все за счет друзей и родственников находящихся под следствием. Что стоит ремонт? По-разному. Но никак не меньше 5-10 миллионов.

Камеры вышли что надо. В чем-то похожие на келью - традиционными сводами, но в современном убранстве. Окна - пластиковые. На окнах - жалюзи, скрывающие зарешеченное небо. Чистенький клозет - не какая-то там параша. Душевая кабинка. Ну и прочие блага цивилизации: кондиционер, плита для приготовления пищи, холодильник, телевизор, видик. Жилец одной из камер - назвать его заключенным, сами понимаете, трудно - показал нам свою обитель. Представьте себе, он даже воду пьет очищенную: пользуется фильтром. Холодильник забит до отказа: тут тебе и яйца, и йогурты - вся полка ими уставлена.

Не жизнь, а маленький такой рай. Особенно на фоне той кошмарной камеры...

"Ну что вы так удивляетесь, - урезонивает меня начальник СИЗО. - Здесь нет ничего необычного. Согласно законодательству мы имеем право оказывать дополнительные платные услуги содержащимся под стражей. Для этого есть сборник нормативных актов. Вот смотрите: заключенный может заказать модельную стрижку, укладку волос, бритье, ремонт одежды и обуви, доставку продуктов из столовой, стирку белья... Деньги снимаются с лицевого счета заключенного. Лицевой счет может завести каждый. Другое дело, что не у всех есть эта возможность - открыть счет".

И не каждый может платить 100 долларов в месяц за камеру-"люкс"...

Аршак Гарегинович искренне возмущается: "Откуда вы взяли эту цифру? Из информации пресс-центра УИН? Так это настоящая ложь. И сотрудница, выдавшая в печать эти сведения, считайте, уже уволена. Сейчас она пока на больничном". Кюлян показывает мне справку: сколько стоит жизнь в "люксе". Сущие пустяки: пользование поттером - 75 тысяч рублей в месяц, холодильником -10 тысяч, телевизором 150 тысяч рублей (в старых ценах). А вы говорите - 100 долларов. Представьте себе, один из 4 двухместных "люксов" полупустует. В нем содержится лишь один человек.

По словам начальника СИЗО, желающих "посидеть" в человеческих условиях не так и много. Одни не имеют денег, даже таких небольших, другие предпочитают ждать суда в привычных условиях. Как я поняла, для воров в законе "западло" сидеть в "люксе". Им бы в вонь, смрад, духоту, тесноту обычных камер. Жуть прямо...

"Для России камеры "люкс" - величайший нонсенс, - сказал директор адвокатской фирмы "Щеглов и партнеры" Юрий Щеглов. - Когда многие люди живут в условиях тюрьмы - в грязи и нищете, комфортные камеры СИЗО кажутся непозволительной роскошью. Но поверьте, изоляция от общества и так очень серьезное наказание. В наших тюрьмах мы наказываем человека еще страшнее - тяжелейшими условиями существования. Так не должно быть. Ради бога, пусть родственники обустраивают быт заключенных. Чем больше будет "люксовых" камер, тем лучше".

Когда на Сицилии привлекли к уголовной ответственности большую группу итальянских мафиози, государство предложило им выбрать: отсидеть срок в обычной, не очень приспособленной тюрьме или выстроить новую. Бандитские "братки" отозвались без промедления. В короткий срок на Сицилии была выстроена тюрьма - со всеми мыслимыми удобствами. Кто побывал там на экскурсии, говорят: это просто сказка! Даже для сытого и цивилизованного зарубежья. Самое главное, что тюрьма так и осталась государственной собственностью.

Может быть, настала пора и нам издать такой клич: господа - бандиты, а не слабо вам также позаботиться о себе и своих товарищах - взять да и построить приличную тюрьму? Чем наши "мафиози" хуже итальянских? Беднее, что ли? Или числом поменьше?

Мне кажется, будь у нас нормальные тюрьмы - пусть и для подонков! - агрессивности и насилия в нашем обществе заметно поубавилось бы. Но судя по всему, ждать этого придется очень долго. Государство не может обеспечить нормальное существование старикам и детям. Что уж тут говорить о преступниках. Им остается вовремя занять очередь в камеру "люкс".