Надо любить край, в котором работаешь

Девять месяцев тому назад место полномочного представителя президента в Приморском крае занял Виктор Кондратов. Спустя несколько дней он получил беспрецедентные полномочия, каких в России нет ни у одного из его коллег. Именной указ президента России, заинтересованная поддержка некоторых московских политиков, благосклонное внимание практически всех центральных средств массовой информации плюс немалые специфические возможности регионального управления ФСБ - какие еще нужны козыри, чтобы добиться успеха? Успеха в борьбе с губернатором - чего ждали от господина Кондратова в некоторых столичных кабинетах. Успеха в решении острейших социально-экономических проблем края - чего ждали от и. о. полномочного представителя президента приморцы.

27 февр. 1998 Электронная версия газеты "Владивосток" №326 от 27 февр. 1998

Девять месяцев тому назад место полномочного представителя президента в Приморском крае занял Виктор Кондратов. Спустя несколько дней он получил беспрецедентные полномочия, каких в России нет ни у одного из его коллег. Именной указ президента России, заинтересованная поддержка некоторых московских политиков, благосклонное внимание практически всех центральных средств массовой информации плюс немалые специфические возможности регионального управления ФСБ - какие еще нужны козыри, чтобы добиться успеха? Успеха в борьбе с губернатором - чего ждали от господина Кондратова в некоторых столичных кабинетах. Успеха в решении острейших социально-экономических проблем края - чего ждали от и. о. полномочного представителя президента приморцы.

Но, похоже, гора родила мышь. Единственное, чем “разродился” спустя 9 месяцев после своего назначения господин Кондратов, так это очередной статьей в мой адрес. Не хотелось, как говорится, выяснять отношения через прессу. Но другого не остается. От возможности открыто, например, в прямом эфире высказать все претензии в мой адрес и, наоборот, выслушать оценку своей работы господин Кондратов упорно отказывается. Однако не стесняется то на пресс-конференциях, то в каких-то листовках обвинять меня или моих товарищей.

Я услышал много упреков в том, что, мол, не могу и не хочу находить общий язык с некоторыми правительственными чиновниками и зря открыто высказываю свое несогласие с теми или иными решениями правительства. Все это, мол, мешает краю. А вот господина Кондратова вряд ли можно в этом упрекнуть. Он не то чтобы по экономическим вопросам, а даже по поводу отторжения от России стратегически важного для национальной безопасности участка в районе реки Туманной нигде громко, открыто не высказался. А ведь предупреждать угрозы безопасности государства, противодействовать им - его прямой служебный долг. Мы знаем как минимум двух генералов - Валерия Розова и Андрея Николаева - которые предпочли гладкой карьере неучастие в такого рода преступлении. Впрочем, у каждого свои представления об офицерской чести.

Ну и все-таки, помогли новоиспеченному представителю президента решить острейшие проблемы Приморья услужливое молчание и похвалы в адрес “административного гения всех времен и народов” господина Чубайса? Нет! За 9 месяцев его работы ни на один рубль не уменьшилась задолженность федеральных ведомств перед предприятиями и организациями края - даже наоборот. Долг предприятий федерального подчинения приморскому ТЭКу составляет уже около триллиона рублей. Увеличилась задолженность по зарплате энергетикам и угольщикам. За 9 месяцев его работы ни рубля не выделено на президентскую программу развития Дальнего Востока. За 9 месяцев главному представителю федеральных властей в крае не удалось “выбить” для Приморья ни одного рубля, кроме тех, что уже были защищены и утверждены в федеральном бюджете представителями администрации. Ни одного! Простой пример - случай с Ярославским горно-обогатительным комбинатом. Заявление господина Кондратова о том, что министерство финансов по его просьбе выделило комбинату несколько миллиардов рублей, конечно, всех нас обрадовало. Пока мы не узнали, что якобы выделенные комбинату деньги - это трансферты, установленные краю на 1997 год после напряженной работы в Москве специалистов администрации края. Это зарплата бюджетникам, и отдать их на сторону - значит нарушить указ президента от 28 февраля 1997 год №134. Попросту говоря, господина Кондратова в Москве обвели вокруг пальца.

Впрочем, это не первый случай, когда и. о. полномочного представителя президента подводит его, мягко говоря, весьма слабое знание указов главы государства, за исполнением которых он и поставлен следить. Недавно он сделал очередное “открытие”: оказывается, у администрации края нет экономической программы развития Приморья. Опять пальцем в небо угодили, Виктор Евгеньевич. Еще 23 апреля 1996 года Б. Ельцин в Хабаровске подписал указ № 601, которым утвердил программу развития Дальнего Востока. В этом документе, подготовленном, кстати, по инициативе приморцев, детально прописана последовательность действий федеральных и региональных властей по развитию дальневосточной экономики. Но теперь я не особенно и удивляюсь, почему на эту программу в прошлом году не выделили ни рубля. Уж если представитель президента в одном из дальневосточных краев ничего не слыхал об этом документе, то в Москве и подавно постараются положить его подальше “под сукно”.

С самого первого дня назначения и. о. полномочного представителя президента администрация края предложила ему программу совместных действий. Но не очень получается - в силу разных причин - у господина Кондратова созидательная работа. Вместо конструктивного взаимодействия мы встретили обвинения в некомпетентности, коррумпированности и т. д. (ни одно из этих обвинений не подтвердилось). Из более чем 100 наших обращений в адрес и. о. полномочного представителя президента мы не получили ответа даже на десятую часть. Да и о каком взаимодействии может идти речь с человеком, который, наверное, по складу характера склонен видеть в окружающих или врагов, или подозреваемых? И в главах администраций городов и районов, и в депутатах краевой думы первого созыва, и в руководителях крупнейших приморских банков и предприятий, и среди независимо мыслящих и не по его подсказке пишущих журналистов - во всех, кто открыто высказывает свое несогласие с методами господина Кондратова. Не понравился чем-то мэр города Фокино Евгений Худеньких - и тут же родился донос. В этот процесс не могут не быть втянуты - не по своей воле, конечно, - и некоторые сотрудники управления ФСБ по Приморскому краю. Как это было, например, с налетом на молодежный социологический центр летом прошлого года. Ведь господину Кондратову надо как-то подтверждать те “открытия”, которыми он щедро делится на пресс-конференциях. Совсем как в фильме “Семнадцать мгновений весны”: “Ветер свободы сыграл с профессором Плейшнером злую шутку”. Вот так и с господином Кондратовым новое назначение, бурный интерес журналистов и дотоле неведомая радость общения с прессой сыграли недобрую шутку. Ведь так хочется поведать журналистам что-нибудь хлесткое, подчеркнуть свою значимость. “Вы хочете сенсаций? Их есть у меня” - так, кажется, говорят у вас в Одессе, Виктор Евгеньевич?

И пошли с его легкой руки гулять по стране небылицы о Приморье. Ведь за те 7 лет, что работает у нас господин Кондратов, край так и остался для него местом прохождения службы, местом осуществления оперативных комбинаций. Не более того. В отличие, скажем, от его предшественника на посту представителя президента Владимира Игнатенко, коренного приморца, не мыслящего себя вне родного края, в отличие от многолетнего начальника управления КГБ по Приморскому краю генерала Константина Григорьева, по-настоящему полюбившего наш край за время работы здесь. И люди, живущие в крае, для господина Кондратова - скорее сообщество винтиков, а не сотни тысяч абсолютно непохожих друг на друга судеб, со своими проблемами, неожиданными проблемами, не всегда предусмотренными в инструкциях.

...Ну разве можно считать нецелевым расходованием средств выделение денег на покупку инсулина?! От этого препарата зависит жизнь десятков тысяч людей: небольшой перерыв в приеме лекарства - и все, смерть. Да, я лично подписал постановление о выделении нескольких миллиардов рублей на покупку драгоценного лекарства. А как отнесется здравомыслящий человек к предложению заблаговременно, не дожидаясь зимы, подкопить денег и купить топливо? Ответ очевиден. Но когда летом прошлого года главы районных администраций обратились к господину Кондратову с предложением общими усилиями добиться от федеральных властей разрешения использовать часть поступающих в край финансов для покупки мазута, сколько-нибудь внятных действий от него они так и не дождались. Зато этим январем господин Кондратов опять бьет тревогу: “Почему деньги на мазут используете? Нельзя”. А оставлять без тепла жилые дома, больницы и школы можно?

Впрочем, это “открытие” у господина Кондратова, вероятно, еще впереди. Он вообще за 9 месяцев работы в должности и. о. полномочного представителя президента открыл для себя очень много нового. Например, что для привлечения инвестиций, оказывается, нужен бизнес-план, и учит теперь этому директоров. И хотя каждый из них прекрасно знает и знает на практике, что такое технико-экономическое обоснование проекта, им как-то неловко напоминать об этом новоявленному “экономисту”.

...Думаю, в ближайшее время мы еще узнаем очень много нового и интересного от господина Кондратова. Но все новое в его рассказах окажется неинтересным, а все интересное - неновым. “Кризис жанра” - так бы я определил его бурную публицистическую деятельность. “Политическое банкротство” - так бы определил его деятельность политическую. К такому же мнению пришли и в Приморье, отказав в доверии тем депутатам в краевую думу, которых негласно опекал господин Кондратов, и в Москве, сняв с него дополнительные полномочия.