Охотник во время войны

Судьба выдающегося дальневосточного писателя вела его от офицерских чинов к работе сторожа на лесопилке

28 нояб. 2012 Электронная версия газеты "Владивосток" №3246 от 28 нояб. 2012
27cb4f730eef01f8318f748b98862492.jpg 29 ноября исполняется 140 лет со дня рождения Николая Аполлоновича Байкова – русского писателя зарубежья, путешественника, натуралиста. Многие повороты его судьбы на редкость схожи с биографией другого известного писателя и ученого – Владимира Клавдиевича Арсеньева, даже родились они в один год. Но лично, видимо, не встречались, только обменивались письмами; часть их переписки хранится в архиве Общества изучения Амурского края (ОИАК) во Владивостоке.Родом из детства Николай Байков родился в Киеве, его семья принадлежала к старинному дворянскому роду. В десятилетнем возрасте он поступил во вторую классическую гимназию в Киеве, затем перешел в кадетский корпус. Там и произошла его встреча с Николаем Михайловичем Пржевальским, возможно, повлиявшая на дальнейшую судьбу Байкова. Генерал, знаменитый путешественник и писатель побеседовал с 14-летним кадетом и поддержал его интерес к географическим исследованиям. На память о встрече Пржевальский подарил свою книгу «Путешествие в Уссурийский край» с надписью: «Моему юному другу Николаю Байкову на память от старого лесного бродяги». После 6-го класса отец забрал мальчика в Санкт-Петербург, где позже произошло еще одно знаменательное знакомство юного Байкова – с ученым-химиком Дмитрием Ивановичем Менделеевым, который приохотил Николая к работе в зоологическом музее. Тем временем в жизни Байкова происходит череда событий: в 1890 году умерла его мать, в 1891 году он оканчивает первую Санкт-Петербургскую классическую гимназию, а на следующий год умирает и его отец. В 1892 году Николай Байков начинает военную службу на Кавказе; одновременно он учится в Тифлисском пехотном юнкерском училище, по окончании которого получает звание подпоручика. Там же, на Кавказе, Николай знакомится с дочерью своего командира полка Евгенией Стоговой. Венчание состоялось в 1900 году, в конце того же года у них родилась дочь Екатерина, и в это же время Байков подает рапорт о переводе его в Маньчжурию. Заметим, что буквально в то же время поручик Арсеньев просит перевести его из Польши «в одну из пехотных частей Квантунской области или Приамурского военного округа» и в 1900 году, оставив семью в Санкт-Петербурге, прибывает во Владивосток. А поручик Байков с семьей отправляется на новое место службы, в Заамурский округ пограничной стражи Китайской Восточной железной дороги (КВЖД), в 1901 году.Жена не выдержала захолустья Итак, с началом нового столетия у Николая Байкова началась буквально новая жизнь в дикой Маньчжурии. Уже в наше время, в 2008 году, его внук Николай Дмитровский-Байков заметил: «В тот момент Николай Аполлонович, вероятно, не мог себе представить, до какой степени эта страна станет центром его бытия в течение всей его последующей долгой и плодотворной жизни». 25 февраля 1902 года Байков прибыл в штаб округа и был назначен заведующим оружием 3-й бригады, дислоцированной на станции Ханьдаохецзы, в 220 километрах к юго-востоку от Харбина. По некоторым данным, это Суйфэньхе – город, ныне известный всем приморцам, а тогда – безвестная деревушка. Такое назначение отвечало его стремлениям: оно давало возможность путешествовать по тайге и совмещать с офицерской службой охоту, которая была его главным увлечением. Но его жене, привыкшей к светскому обществу и городской жизни, станция на краю Маньчжурии казалась жутким захолустьем (да, собственно, и была таковым). Это вызвало понятные разногласия между супругами и в итоге привело к разводу, что, похоже, не очень-то расстроило молодого офицера. Проводя все свободное время в тайге, Байков вскоре сравнялся с самыми опытными таежными охотниками. Со многими из них он водил дружбу, а позже они стали персонажами его рассказов. Именно с приездом в Маньчжурию началась литературная деятельность Байкова. Сам он объяснял это так: «Обладая умением писать, до этого заняться литературным трудом как специальностью я не имел возможности, так как меня интересовало больше живое дело, живая природа и ее разнообразные явления. Я созерцал, наблюдал и изучал, но не писал за неимением времени». Первая статья Байкова под названием «Природа Маньчжурии» появилась в 1902 году в журнале «Природа и охота». Он также публиковался в журналах «Наша охота», «Природа и люди», «Вокруг света», «Разведчик», «Охотничья газета» под псевдонимами Зверобой, Заамурец, Пенснэ, Промысловик, Следопыт, Скиталец.«Не хочу принимать участие в братоубийственной войне» Успешно продолжалась и воинская карьера. Начальником штаба 3-й бригады был в то время Антон Деникин (да-да, тот самый!). Он назначил Байкова заместителем адъютанта бригады, поручая ему операции против хунхузов и проведение маршрутных съемок. Байков участвовал в подавлении Боксерского восстания, в Русско-японской войне – во главе разведотряда из 25 человек, был награжден несколькими орденами. В 1907 году он стал ротмистром, с 1908 года командовал ротой из 30 разведчиков-пограничников полосы отчуждения КВЖД; в 1912-14 годах возглавлял 6-ю («Тигровую») роту 5-го Заамурского полка, которая славилась своей охотничьей командой, успешно добывающей тигров. Занимался Байков и описанием природы Маньчжурии, еще в 1904 году получив звание штатного сотрудника зоологического музея и корреспондента Российской академии наук. Выполняя просьбы последней по сбору зоологических и ботанических экспонатов, исходил пешком территорию от реки Сунгари до границ Кореи. По ходатайству академии наук министерство государственных имуществ в 1908 году отвело ему в Иманском районе Южно-Уссурийского края земельный участок в 500 десятин «для производства научных работ по исследованию его фауны и флоры». Байков подал в отставку 13 апреля 1914 года, был уволен в запас и собирался осваивать «свой» участок на Имане. В августе 1914-го началась Первая мировая война, и Байков снова на военной службе. Был ранен, за смелость и отвагу награжден орденами и медалями, стал подполковником. Революцию он не принял, вернулся в Киев, где жили его сестры. В 1919 году Байков женился на Вере Круминг, и на последующие 40 лет она стала ему верной подругой. После взятия Киева белыми Байкова призвали в Добровольческую армию, и он попал в штаб генерала Антона Деникина, старого знакомого по Маньчжурии. Деникин предложил Байкову пост офицера для поручений и чин генерал-майора, но, как писал он сам, «я категорически отказался от этого, заявив, что не хочу принимать участия в братоубийственной войне».Годы скитаний В феврале 1920 года Байковы с новорожденной дочерью Наталией эвакуируются на пароходе «Саратов» из Новороссийска в Египет. Оттуда решено выбраться на восток России, где еще нет советской власти. В конце 1921 года они уже во Владивостоке, затем перебираются в Харбин. Конечно, семья не имела никаких средств, но Байкова там еще помнили. Вскоре, пользуясь старыми связями, он получил работу на станции Эхо КВЖД, а затем – на лесной концессии Ковальского на станции Яблоня. Об этом периоде Николай Байков так рассказывал в письме Владимиру Арсеньеву в августе 1925 года: «До поступления на концессию Ковальского я зарабатывал на хлеб и кормил семью чертежными работами в частных фирмах и продажей чучел птиц… Первый год службы у Ковальского я был сторожем и получал 25 иен... Кроме того, приходилось выплачивать долги, которые я сделал за время безработицы. Таким образом, я никак не мог уделить ту сумму, которая необходима для уплаты за регистрацию и паспорт СССР. Помимо того, я жил все время на линии, вдали от Харбина, и поездка в Харбин для выбора паспорта была для меня совершенно непосильна. В настоящее время, лишившись места, я не имею и тех грошей, которые зарабатывал для семьи тяжелым трудом. В профсоюз меня не принимают, т.к. я непролетарского происхождения…». Как видно из текста, поначалу существование Байкова в Харбине было трудным. Тем не менее он успевает заниматься литературной деятельностью, преподавать, сотрудничает с Обществом изучения Маньчжурского края. Результатом его исследований стали научные статьи «Маньчжурский тигр» (1925), «Изюбрь и изюбреводство» (1925), «Корень жизни – женьшень» (1926), «Опыт приручения рыси» (1927), «Медведи Дальнего Востока» (1928). В 1927-1928 годах при содействии Владимира Арсеньева несколько статей Николая Байкова были напечатаны в новосибирском журнале «Охотник и пушник Сибири» и в московском – «Охотник». Затем «новая маньчжурская» жизнь постепенно наладилась.Признание. И на родине – тоже…В 1934-1945 годах в Харбине были изданы книги Байкова «В дебрях Маньчжурии», «Великий Ван», «По белу свету», «Тигрица», «Записки маньчжурского охотника», «Черный капитан» и другие. В этот же период появилось около 200 его статей и рассказов в газетах и журналах, вышли первые издания за границей – в Англии, Франции, Японии. В 1942 году в Харбине широко отмечалось 40-летие литературной деятельности Николая Байкова; состоялось несколько выставок его акварелей и рисунков; был основан литературный кружок имени Байкова. Понятно, что после 1945 года, когда в Харбин вошли советские войска, положение изменилось... Только чудом он не был арестован, хотя решительно отказался выезжать в Советский Союз. Его друзья и дети уже были за границей и всеми силами хлопотали о получении визы – хоть куда-нибудь. Только в 1956 году Байковыми было получено разрешение на выезд… в Парагвай. Прожив еще полгода в гонконгской гостинице для беженцев, в декабре 1956 года 84-летний Николай Байков с супругой сели на пароход «Чантэ» и отправились в Сидней. В Австралии его здоровье все ухудшалось. До последних дней жизни он вспоминал «молодость и жизнь и охоту на моей второй родине, в Маньчжурии». 6 марта 1958 года в 10 часов вечера русский писатель Байков умер. Сейчас произведения Николая Байкова получили новую жизнь в России; его рассказы, повести и романы издаются и переиздаются. В частности, во Владивостоке недавно вышли первые два тома будущего 4-томника произведений Байкова, подготовленные издательством «Рубеж». Эта хорошая, честная дальневосточная проза, конечно, находит своего читателя.