В Израиль за еврейским счастьем

В чем «еврейское счастье», пытался разобраться приморский банкир, проводя отпуск в библейском городе

28 нояб. 2012 Электронная версия газеты "Владивосток" №3246 от 28 нояб. 2012
acd7b52140e7c217e98fa3630e7eb175.jpg Некоторые наши граждане, читая в СМИ про события в Израиле, думают, что это сверхдержава, располагающаяся на половине Ближнего Востока, и что там проживает минимум миллиард человек, поскольку про Страну обетованную у нас пишут больше, чем, наверное, про Китай и Индию вместе взятые. И наш турист или паломник-пилигрим, попав впервые в Израиль, испытывает шок, узнав, что эта страна очень маленькая даже по европейским меркам. Ее площадь – около 30 тыс. км2 (наше Приморье в 5 раз больше – 166 тыс. км2), а живет в ней 7 миллионов человек (в Приморье – около двух миллионов). О чем тут вообще говорить и писать?– Писать об Израиле можно много, – уверяет председатель Лиги финансовых институтов Александр Ивашкин. – Ведь его столица – святой город Иерусалим – привлекает туристов в первую очередь сосредоточением величайших святынь трех мировых религий – иудейской Стены Плача, христианского Храма Гроба Господня и мусульманских Мечетей Скалы и Аль-Аксы. Каждая из них имеет огромное значение для своей религии. А поток туристов в Израиль не падает, несмотря на экономические неурядицы в мире, сложную и неблагоприятную геополитическую ситуацию и относительно высокую стоимость отдыха. В Израиле регистрируется впечатляющий поток туристов – около 3,5 миллиона человек в год.Боящиеся Бога возьмут власть демографией – Израиль – еврейская страна, которая живет по еврейскому календарю, еврейским законам и еврейским традициям. Мой приезд в эту страну, – рассказывает Александр Ивашкин, – совпал с очередным витком усиления нестабильности на Ближнем Востоке (а когда она там была стабильной?): противостояние в Сирии, угроза ирано­израильского вооруженного конфликта, неспокойная израильско-египетская граница. Прибавьте сюда также и внутренние проблемы, связанные, например, с вопросом о службе в армии ультра-ортодоксальных евреев (харедим) и арабов – граждан Израиля. Термин на иврите «харедим» означает «боящиеся Бога». Ценой огромных усилий в прошлом году израильской армии удалось убедить несколько сот граждан, исповедующих харедим, пойти на военную службу. Однако это вызвало еще больше проблем и едва не развалило армейскую дисциплину. Например, ортодоксальные евреи считают, что мужчинам грешно слушать женское пение, поэтому они предпочитают отправиться в тюрьму, чем на обязательные для отрядов концерты, где в числе артистов выступают и дамы. Военным приказам адепты харедим подчинятся только в том случае, если они отданы раввинами! Вы можете представить тот хаос, что произошел с военной дисциплиной в войсках? И хотя адептами харедим числятся около 8 процентов еврейского населения, тем не менее, у них большие семьи: восемь или девять детей – статистическая норма (в светских еврейских семьях 2-3 ребенка). Идея боящихся Бога проста и прозаична: плодитесь и размножайтесь. Вот они и стараются следовать заветам… Как мне показалось, движение харедим, постоянно увеличивая свою численность, имеет целью захватить власть над Израилем и установить строгие раввинистические нормы для всех – как основной закон страны. И люди из харедим верят, что смогут совершить это! У меня совсем нет желания унизить ультраортодоксов – это их вера и их понимание мира. Но вот пример, показывающий, насколько велико их желание «угождать Богу»: в субботу они ни за что не прикроют свои головы зонтом, даже если дождь будет лить как из ведра, потому что нести зонт – это работа. (А вообще куда-то в субботу идти – разве не работа?) У каждого Абрама своя программаОднако не это удивило. Интереснее другое – Израиль занял в этом году 14-е место в «Докладе о мировом счастье» (World Happiness Report), который был опубликован под эгидой ООН. Россия в этом рейтинге – 76-я. Израильтяне заняли свое место в списке самых счастливых народов, опередив и благополучных французов, и довольных англичан. По уровню доходов на душу населения Израиль не занимает первые места. Жизнь там сложная, весьма требовательная и даже жесткая, впрочем, мне, как россиянину, понятная. В Израиле рабочая неделя продолжается с воскресенья по четверг, и представьте, как жаловался мне банковский клерк, который говорил о том, что у него еврейский рабочий календарь отбирает еженедельно один рабочий день, необходимый для валютных операций (спекуляций) с западными банками. И это сильно влияет на его гешефт (доход). А есть ведь еще и еврейская религия, взаимоотношения населения с которой, а точнее, с отдельными ее представителями, складываются совсем не просто. Во время моего пребывания в Израиле серьезно обсуждался «новейший закон» все того же, уже упоминавшегося ультраортодоксального течения «харедим»: определить одну сторону улицы для прохода женщин, а другую – для мужчин.Результатом этих непростых отношений является то, что некоторая часть израильтян видит в еврейской традиции рудимент, активно мешающий влиться в семью цивилизованных народов мира. В чем тогда «еврейское счастье»? В неисправимом еврейском оптимизме или постулате иудаизма, требующем от евреев быть счастливыми во что бы то ни стало? Или в том, что «не в деньгах счастье»? В последние годы мои коллеги­экономисты пришли к выводу, что такого инструмента, как ВВП, недостаточно для измерения экономического и социального успеха страны. Счастье народа не всегда связано с экономическим процветанием страны, и, думаю, на примере Израиля это показательно: социальные отношения и здоровье нации значительно важнее для успешности, чем бурный рост производства. А на мой вопрос: «Где евреям жить хорошо?» – израильские партнеры и знакомые отвечали: «Ну а где это вы видели, чтобы у евреев на какой­то вопрос был лишь один ответ? У каждого Абрама своя программа!» Вывод, который сделал я: хорошо там, где каждому конкретному еврею хорошо. И где от этой хорошей жизни он и его дети не перестают быть евреями. Эта ситуация мне напомнила ту, которой озабочены ВИП-чиновники Дальнего Востока и Приморья – почему же народ уезжает из региона? Да очень просто: следуют обычному житейскому еврейскому принципу – идут туда, где жить комфортно.Чего стоит жизнь, если не за что умеретьИменно посещая Израиль – весь пропитанный цитатами, памятными из древней истории человечества, населенный древними городами, названия которых звучат подобно странной, полузабытой музыке (Иерусалим, Назарет, Вифлеем, Цфат, Тверия, Хеврон, Яффа, Акко, Арад, Кейсария), – начинаешь понимать, что истина нужна каждому человеку, ибо она его защищает от манипуляций, приводит к успеху и делает свободным. Да и вообще – свято место пусто не бывает: если в человеке не живет вера, то обязательно приживется что­то иное – страх, ненависть, депрессия, жадность, зависть, подлость, идолопоклонство и поклонение богатству. У каждого человека должно быть святое – то, ради чего ему не страшно умереть! Да и чего стоит жизнь, если не за что умереть? У всякого народа должна быть своя святыня, вокруг которой он объединяется. Посещая Израиль – родину трех религий (иудаизм, ислам, христианство) – не считаю правильным говорить, что одна религия истинная, а другая нет. Единственным критерием оценки, по-моему, является понимание: помогает ли данное вероучение творить добро или разжигает ненависть и злобу, как, например, в ситуации с тремя скандалистками из эпатажной панк-группы.У Стены Плача в Иерусалиме я был три раза. Просто не могу представить, как у Стены, где всегда огромное число верующих и много полицейских, кто­то проведет церемонию, пусть даже самую религиозную, без разрешения служителей Стены? А у нас стало возможно выступление панк-дам в храме...Стена Плача – это западная часть когда­то стоявшего здесь Второго храма. Храм – это место концентрации духовных сил, место святости. Когда я приблизился к Стене, ко мне подошел раввин и стал спрашивать, откуда я, как меня зовут. Оказалось, он даже слышал о новых «больших мостах во Владивостоке». Услышав мой ответ, он стал молиться у Стены, а после объяснил, что нужно дать ему денег на синагогу. Согласно иудаизму молитва – это работа, если ты работаешь (молишься, то есть просишь чего-то у небес) сам – пожалуйста, молись бесплатно. Но в Израиле считается, что небеса лучше слышат «правильную молитву», а раввин лучше знает, «как правильно» ее донести. Он поработал за меня, и мне пришлось отдать ему несколько шекелей, а то вряд ли будет услышана его молитва за меня. И вообще, общаясь с израильтянами уже не первый год, заметил одну их особенность – они всегда считают себя правыми. В отличие от нас, россиян, которые почему-то постоянно ощущают себя «чуть виноватыми». Может, в этой своей убежденности в собственной правоте и кроются оптимизм и экономические успехи еврейского народа? А его почетное 14-е место в мировом рейтинге счастья тому подтверждение.