Сталинград в огне

Владивостокские ветераны – участники Сталинградской битвы вспоминают ожесточенные бои этого переломного этапа Великой Отечественной войны

14 нояб. 2012 Электронная версия газеты "Владивосток" №3238 от 14 нояб. 2012

19 ноября Россия отметит 70-летие начала контрнаступления советских войск под Сталинградом. Это был переломный момент не только Великой Отечественной, но и Второй Мировой войны. В результате Сталинградской битвы Красная армия прочно овладела стратегической инициативой.ПАВЕЛ ГРИГОРЬЕВИЧ ОСАДЧИЙВ 1942 году – командир взвода ПТР, 22 года– После стрелково-пулеметного училища отправили меня под Сталинград, где и попал в 13-ю гвардейскую стрелковую дивизию. 14 сентября 1942-го наша дивизия начала переправляться через Днепр. Река сильно обстреливалась, многие тонули, но те, кто выходил на берег, сразу вступали в бой. В Сталинграде удалось повоевать чуть больше месяца – до 18 октября. Командовал взводом ПТР – противотанковых ружей. Помню, как-то командир роты, замполит, санинструктор, писарь и я решили устроиться на ночлег в одном из хранилищ. Прилегли у большой колонны. Где-то в первом часу ночи как будто что-то дернуло меня. Просыпаюсь и понимаю: мне обязательно надо сходить во взвод. Бужу писаря: по одному ходить нельзя – немцы кругом. А он просыпаться не хочет. Все же растолкал его. Только к выходу подошли, слышу: снаряд летит.– Наш, – кричу. Научился уже по звуку определять, насколько близко он упадет. Ванька в одну сторону, я в другую. Сзади взрыв: снаряд попал в колонну, и все, кто спал под ней, погибли. Так я в роте из командиров остался один.Утром 18 октября позвонили из штаба полка: прибыл к вам младший лейтенант. Пришел, забрал его, возвращаемся обратно. Отошли метров двадцать, впереди – балка, немцы ее из танковых орудий обстреливали. Я первый побежал. Младший лейтенант – за мной. Метрах в пяти-шести от меня снаряд разорвался. Осколок пробил сумку с документами, шинель, поясной ремень и вонзился в поясницу. Правда, не сильно. А вот младшего лейтенанта всего изрешетило. Кое-как я его до штаба дотащил, передал санинструктору.Но до своих-то надо добираться... Где ползком, где перебежками. Дополз до фундамента разрушенного дома, а оттуда выстрелы как раз в мою сторону. Наверное, думаю, немцы. Глядь, а там солдат наш, узбек, сидит: голову спрятал, ружье над головой и палит в белый свет. Отругал его, конечно, ведь подстрелить меня мог! Дальше пробираться стал. Впереди блиндаж, я в него. Там старшина и четыре солдата. Минут пять поговорили, слышу какой-то шум. Выглядываю: немцы шеренгой идут. Один увидел меня и кидает гранату: прямо в блиндаж угодила! Я ее схватил, успел выбросить прямо к немцам. Потом свои гранаты стал кидать. Кричу блиндажникам: не сидите, стреляйте! Отстрелялись. Но в левое плечо меня ранило.Добрался до роты, а вечером приходит санинструктор. Видно, кто-то сообщил ей, что я уже с двумя ранениями и кровью истекаю. Повезла она меня на переправу. Когда до нее оставалось метров пятьдесят, сзади разорвалась мина: осколок попал в правую лопатку – это было третье ранение за день!В баржу, на которой переправляли раненых, попал снаряд. До берега еще метров двадцать, а она уже под водой. Я-то плавал хорошо, а санинструктор, вижу, тонет. Протянул ей руку, вытащил. На станции погрузили нас в санитарный поезд. Только он дал гудок отправления, как налетели немецкие самолеты. Все, кто мог, из вагонов выскочили. А там место чистое, ни одного кустика, песок белый... Страху натерпелись. Разбомбили фашисты все в пух и прах.Потом лежал в госпитале. Как поступил туда лейтенантом, так и вышел им. А оказывается, меня наградили орденом и присвоили очередное звание. Но узнал я об этом осенью 2004 года. Позвонили из краевого военкомата и сообщили: «Вас ищет орден Великой Отечественной войны 1-й степени за Сталинградскую битву, тогда же вам присвоили звание старшего лейтенанта». Так что старшего мне присваивали дважды.ПЕТР РОМАНОВИЧ АНИСИМОВВ 1942 году – механик-водитель в танковой бригаде, 20 лет– Помню все до мельчайшей детали, каждую канаву, Котлубань, совхоз, где ремонтировались. Правда, недолго довелось повоевать – тридцать пять дней всего. 3 октября после обеда меня ранило в ногу. Ребята-пехотинцы оттащили меня в окоп, где я пролежал четверо суток. Всех санитаров отправили в бой – лечить меня было некому. А пуля в меня попала разрывная, страшная, полноги искалечила – пробыл в госпитале до окончания битвы под Сталинградом. Не дали мне толком развернуться! БОРИС ПАВЛОВИЧ КУДРЯВЦЕВВ 1942 году – командир взвода 47-го отдельного понтонно-мостового батальона, 18 лет– Я был на войне с первого дня. Когда она началась, учился в Севастополе. Несколько студентов погибло сразу – в ту самую ночь, когда на Советский Союз напали немцы. В сорок втором году меня направили в военное училище. Тогда офицеров готовили быстро – меня всего десять месяцев учили. Подъезжая к Сталинграду, мы уже видели зловещее огненное зарево над городом – жуткое зрелище. Нашей задачей было переправлять боеприпасы, технику, людей. Хорошо помню случай, когда мой паром разбомбили, меня выбросило в Волгу взрывной волной. Но солдаты мне кинули бревно, и я выплыл. Всего нас прибыло в Сталинград 10 лейтенантов, троих сразу же снесло прямым попаданием – после такого и не найдешь ничего. Немцы бесконечно бомбили, обстреливали – с утра до вечера. Победа доставалась очень тяжело. Сейчас я понимаю, что во время войны несколько раз лишь чудом оставался жив.АННА ЛАЗАРЕВНА КРАВЧЕНКОВ 1942 году – связистка, 20 лет– С начала войны мы копали окопы под Смоленском, но вскоре нас бросили на произвол судьбы. Узнали, что в Сталинграде нет военных действий, и отправились туда. Пока шли, некуда было ступить: повсюду на дороге лежали мертвые кони, люди. На нас были очень большие ботинки – ходить невозможно. Хотелось есть, но в деревнях нас скоро перестали кормить – слишком много голодных проходило мимо, и ничего не осталось. Скоро война пришла и в Сталинград. Очень явно всплывает в памяти картина: Волга в огне – это после бомбежки горели бензобаки катеров. Нас бомбили каждые 10-15 минут. Постоянно надо было ложиться на землю. Я служила связисткой. Заберешься на столб с «когтями» наладить связь, а тут гремят взрывы – и приходится падать уже без «когтей». Бомбы рвались беспрестанно. Однажды нужно было сесть на паром, а тут немцы начали бомбить – я стала бегать, пытаясь спрятаться. Забралась в машину, а тут меня зовут: «Паром пришел!». Пока я надевала противогаз – никак не получалось, – он и ушел без меня. Было страшно, что от своих отстала. Но меня успокоил какой-то солдат, сказал, что с его ребятами переправлюсь. В его части меня и нашли. ПЕТР ВАСИЛЬЕВИЧ ТЮРИНВ 1942 году – танкист 58-й бригады танковой дивизии, 20 лет– Я в Сталинградской битве воевал не до самого конца. Два ранения заставили слушать об итоговых событиях сражения по радио, лежа в госпитале.После участия в Московском сражении из нашей танковой дивизии сформировали 58-ю бригаду, которой командовал подполковник Моргунов. Вот эту бригаду-то и бросили под Сталинград в конце 42-го года.Наша часть располагалась в одной деревушке – чуть севернее Сталинграда. Немцы лупили как могли. А у нас, если честно, авиации почти и не было (она стала появляться в большом количестве только после Курско-Орловской дуги). Одно время отступать сильно начали. А тут как раз приказ Сталина вышел: «Ни шагу назад!». Хоть некоторые и вспоминают эту команду недобрым словом, все же она сыграла важную роль – солдаты перестали отступать.Хоть я и танкистом служил, но довелось как-то раз и мне в разведку пойти – надо было внимание немцев отвлекать, чтобы наши с другой стороны смогли тихонько проскочить. Помню, как радовались солдаты, выиграв эту битву. Победа под Москвой, безусловно, тоже важное событие, но под Сталинградом – это был перелом. Мы духом воспрянули. Но как я уже сказал, эту победу встречал в госпитале. Сначала ранение в ногу получил, не сильное – спасибо кирзовым сапогам, ватным брюкам да портянкам, в госпитале дней десять пролежал… Второе ранение – в плечо.ДМИТРИЙ ИВАНОВИЧ ИВАНОВВетеран 95-75-й гвардейской Бахмачской дивизии В 1942 году – помощник командира взвода, разведчик, 19 лет– Нас спасла зима – ведь немцы воевали в летнем обмундировании. Бывало, подползешь к вражескому бойцу – а он замерз уже, окоченел. Что еще можно сказать о Сталинградской битве? Это были тяжелые, однообразные и страшные военные дни. ПЕТР АНДРЕЕВИЧ ВЕТРЯКВ 1942 году – солдат 124-й стрелковой бригады, 18 лет– Сразу после окончания школы меня, 18-летнего юношу, призвали в армию. Помню, приехал я тогда в Башкирию, попал в 124-ю стрелковую бригаду, командиром которой был полковник Сергей Горохов. Нас сразу же куда-то направили, точных координат никто не знал. И лишь по прибытии на конечную точку сообщили: воевать будем под Сталинградом. Это было 22 августа 1942 года.Город уже был в огне – его вовсю бомбардировала немецкая авиация. Немецкие самолеты летали над головами постоянно, но в темное время суток, когда ничего не было видно, не бомбили. Поэтому переправлять нашу бригаду на другой берег Волги пришлось ночью, дабы враг не заметил.Наша бригада находилась севернее Сталинграда, в районе поселка Спартановка. Там мы пробыли до наступления Донского фронта, когда началась непосредственная ликвидация немецкой трехсоттысячной группировки.Сказать что-то о личных подвигах не могу, ведь воевали все с одинаковой отдачей. Бывали даже случаи, что сходились с немцами на кулаках – вот такая воля к победе.Пару раз отправляли меня в разведку, благо ничего не случилось, врага на пути не встретил. Когда ходил по Сталинграду, страха не чувствовал, даже наоборот, настрой у меня был романтический – я ж перед призывом начитался книжек Толстого и Чапаева, думал, что и в жизни так будет. Случай помню, когда практически рядом со мной, в метрах 50-100, самолет немецкий летел. Я в него стрелять начал, бегал за ним и думал: «Не уйдет, собью, сволочь!». Но ничего не вышло – техника-то бронированная. Я расстроился жутко, ведь тогда за такой поступок обещали орден Отечественной войны. А наша авиация каждую ночь нам сбрасывала доппайки – хлеб, колбасу, консервы и молоко. Вкуснотища невообразимая! После победы в Сталинградской битве радость, конечно, была неимоверная. Единственное, что ее омрачало, так это чесотка. Помню, когда нас после Сталинграда в эшелонах отправили на Калининский фронт, остановились в Туле, а там прямо возле железнодорожных путей баня стоит. Мы помылись и уже довольные, чистенькие поехали дальше, ведь война-то была еще не окончена. Победа в Сталинградской битве очень многое значила для солдат. Моральный дух нашей армии сильно возрос. И мы дошли до Берлина. ЕКАТЕРИНА НИКИТИЧНА ЗИНЧЕНКОВ 1942 году – медсестра полевого госпиталя ИГ 832,19 лет– Мы разворачивали госпиталь, и тут же приходилось его сворачивать, потому что нас атаковали. Наваливалась такая громада врага – просто цунами! Ночные и дневные бомбежки, артобстрел не давали выполнять самое святое – спасать раненых. Помню, как в 40-градусный мороз мы в замаскированной палатке принимали раненых. А ведь солдаты не сразу после ранения поступали к нам: их сначала находили, потом везли. Иной раз приносят солдата с переломом, мы снимаем гипс, а там… Грязь, раны, черви, гангрена – все что угодно могло быть… Страшно просто! От холода у врачей и медсестер немели руки. Но мы спасали солдат.Справка «В» Сталинградская битва (17 июля 1942 г. – 2 февраля 1943 г.) – боевые действия советских войск по обороне города Сталинграда и разгрому крупной стратегической немецкой группировки в междуречье Дона и Волги в ходе ВОВ. Является крупнейшей сухопутной битвой в ходе Второй мировой войны, которая наряду со сражением на Курской дуге стала переломным моментом в ходе войны – немецкие войска окончательно потеряли стратегическую инициативу. Вермахт пытался захватить левобережье Волги в районе Сталинграда (современный Волгоград) и сам город. Красная армия противостояла немецким войскам в этом городе почти семь месяцев. В результате контрнаступления (операция «Уран» 19 ноября 1942 года) 6-я армия вермахта и другие силы союзников Германии внутри и около города были окружены и частью уничтожены.Общие потери Красной армии в Сталинградской оборонительной операции составили более 640 тысяч человек, 1426 танков, 12137 орудий и минометов, 2063 самолета.Общие потери немецкой армии – свыше 800 тыс. человек, около 2 тысяч танков и штурмовых орудий, более 10 тысяч орудий и минометов, до 3 тысяч боевых и транспортных самолетов и свыше 70 тысяч автомашин.Справка «В» Сегодня во Владивостоке живут 13 ветеранов, награжденных медалью «За оборону Сталинграда»:Скрипников Владимир НиколаевичОсадчий Павел ГригорьевичТюрин Петр ВасильевичГаланина Надежда НиколаевнаТереньтевский Алексей ДмитриевичБезнасюк Андрей ГригорьевичВетряк Петр АндреевичКудрявцев Борис ПавловичАнисимов Петр РомановичИванов Дмитрий ИвановичКравченко Анна ЛазаревнаМисюлевич Вера ПавловнаЗинченко Екатерина НикитичнаГлава Владивостока Игорь Пушкарев:– Дорогие ветеран, мы хотим, чтобы вы как можно дольше оставались рядом с нами. Делились своей мудростью, передавали историю страны нашим детям. Мы низко кланяемся вам и благодарим за подвиг. Вы отдали свое здоровье и молодость, чтобы сегодня мы жили в мирное время. Всем нам надо поучиться у вас мужеству, умению самоотверженно любить Родину. Спасибо вам от всех владивостокцев, мы глубоко уважаем вас, желаем душевного спокойствия, внимания близких вам людей и, самое главное, крепкого здоровья.