Для актеров-горьковцев устроят звездную дорожку

О предстоящем юбилее творческого коллектива, новых постановках и изменениях в актерском составе

24 окт. 2012 Электронная версия газеты "Владивосток" №3226 от 24 окт. 2012
140ab7bc7333d69e72b96efc6b03536a.jpg Организаторы обозначили даже название пресс­-конференции – «Любите ли вы театр?». В духе этого риторического вопроса и прошло мероприятие. Актеры, да и журналисты признавались в любви к горьковскому театру. Что, конечно, правильно – в день рождения принято говорить добрые слова.– Нам через несколько дней исполняется 80 лет, – начал Ефим Звеняцкий. – И мы сейчас все немного возбуждены, все под впечатлением, потому что возраст уже становится значительным. Театр, в котором мы сегодня служим, – это признание в любви. Признание в любви зрителям, своим коллегам. Спасибо людям, которые сделали возможным этот праздник.Кстати, как заявил Звеняцкий, 27 октября в 18 часов возле театра имени Горького появится своя звездная дорожка.– По скверу имени Лазо пойдут наши артисты, зрители, журналисты. Попробуем прочувствовать состояние тех звезд, которые не приехали еще во Владивосток на кинофестиваль, – пошутил худрук.Норвежская Анна Каренина заговорит по-русскиКак рассказал Звеняцкий, с 15 января предполагалось начинать репетиции спектакля «Сон в летнюю ночь». Его изюминка в том, что работать с российскими актерами должны были американские режиссер-художник и художник по костюмам. Но сейчас выяснилось, что пока коллеги из США приехать не могут, так что затея на определенный срок сдвигается.Однако есть договоренность о не менее интересном сотрудничестве. Многие наверняка помнят норвежскую актрису театра и кино, обладательницу норвежского Оскара за лучшую женскую роль Герильд Месет, которая в этом году в очередной раз стала гостьей кинофестиваля «Меридианы Тихого».– Мы заключили контракт: норвежская труппа в полном составе – режиссер, художник, хореограф, композитор – в следующем году будет ставить в нашем театре «Анну Каренину». Герильд сыграет главную женскую роль, соответственно, на русском. Сейчас она уехала на родину, будет учить наш язык. Так что через год вы сможете увидеть, что у нас получилось.Пригласить подростковЧто касается ближайшего будущего, владивостокцы смогут увидеть спектакль, поставленный к юбилею театра. Он так и будет называться: «Место проживания – театр». В первом акте прозвучат поздравления актеров и от актеров. Во второй части труппа изобразит один вечер в костюмерной. Остальные детали пока не разглашаются. Известно только, что занята в постановке вся труппа. Репетиции идут ежедневно – утром и вечером.Как обычно, ближе к Новому году появится интересная постановка для детей. А вообще, как пояснил Звеняцкий, театру имени Горького хотелось бы больше работать с подростками.– Чуть­чуть переориентируемся, – сказал худрук. – Конечно, мы не можем заменять театр молодежи и театр кукол. Но одну сказку в год держим. Да и возраст нашей детской аудитории хотелось бы увеличить с 12 до 15 лет. Мы ставили бы для подростков «Песнь о Гайавате» или «Алые паруса», произведения Куприна, Бунина, а спектакли проводили бы в 16.00. Лариса Белоброва: В городе буду наездамиОдин из главных вопросов, который волновал журналистов, касался творческих планов Ларисы Белобровой, которой вслед за мужем – экс-губернатором Сергеем Дарькиным, получившим новое назначение, пришлось кардинально менять место жительства. До сих пор не было определенности, останется ли она работать в театре, с которым была вместе 25 лет.– Мы сейчас отыгрываем спектакли и стараемся не ломать графики, которые были составлены, плюс у нас еще запланированы гастроли, – рассказала актриса. – Все это я отработаю. А после Нового года часть проектов, которые получились у нас с Ефимом Семеновичем, придется потерять, что, конечно, очень жалко. Если получится, то хотя бы раз в два месяца я буду приезжать. На самом деле расстояние страшное. Если бы я была молодой 25-летней девочкой, я бы, конечно, его не замечала. Но сейчас я уже бабушка в прямом смысле этого слова и практически в переносном. Так что я чувствую это все, все эти перелеты по 9 часов. Но мы будем стараться что­-то придумывать. Я так расценила: этот год дан мне для того, чтобы отдыхать.Правда, пока отдыха не получается.Для театров – не лучшее времяТакже интересовало журналистов, не предполагается ли на базе театра Горького создать нечто подобное фестив-алю-школе современного искусства «Территория», который проходит на базе театра Наций. Он представляет собой достаточно смелые эксперименты и рискованные поиски в разных сферах, одной из которых является театр.– Я по телевидению смотрел сюжет об одной из таких «Территорий», – корректно начал Звеняцкий. – Это здорово, но у нас есть своя специфика, и нам хотелось хотя бы сохранить то, чем мы владеем. А вообще, если честно, мы надрываемся. Переход в статус автономного – не самый лучший государственный вымысел для театрального учреждения. Финансово очень сложно, надо увеличить количество выпускаемых спектаклей, потому что надо на что-­то содержать театр, надо увеличить какие­-то гастроли, которые были бы прибыльны. То есть в первую очередь решать материальные вопросы.Рецепт успешного функционирования хотелось было узнать у американских коллег: на юбилей театра во Владивосток приехал его давний друг – художественный руководитель Шекспировского фестиваля в Колорадо Филипп Смид. Однако, по его словам, и за океаном, увы, жизнь культурных учреждений простой не назовешь.– Становится вся тяжелее и тяжелее, – признался худрук Смид. – За последние 5 лет в Америке закрылось значительное количество театров. К сожалению, права на ошибку практически не осталось, потому что мы очень зависим финансово от реакции аудитории. И если Барак Обама сейчас проиграет выборы, то для театра вообще никакой материальной поддержки не будет.Провинциальные, но чистыеК специфическому новаторству горьковцы относятся осторожно.– В 20 лет эксперименты уместны. Это уже потом, когда становишься старше, понимаешь, что все гораздо проще, – убеждена Лариса Белоброва. – На самом деле все дети, когда приходят в институт, думают, что это только они начинают делать что­-то новое, а до них этого не было. Но нам­то говорили, что и театр жестокости, и театр абсурда – это все существовало и 50, и 100 лет назад. Людей и били прямо в зале, и мочились на них. А сейчас «Территория» думает, что они первые новаторы в своем роде. И, в принципе, в Москве сейчас такая тенденция: чем больше охаешь власть, тем большим экспериментатором будешь выглядеть. Я думаю, что нормальному интеллигентному человеку, который читает и разбирается в действительности, это неинтересно. Как и смотреть на каких-­то актеров, которые выходят на сцену и показывают задницу или в течение двух часов покрывают аудиторию матом.К чему я это все говорю? К тому, почему я работаю у Звеняцкого, про феномен нашего театра. Он действительно чистый. Например, шутки на тему, что кто­-то с кем­-то спит или спорит за роли, для нас – дикие вещи. Мы совершенно другие, нас это очень волнует. Вот сейчас я, например, прилетела и узнала, что были кое­-какие замены в сценарии спектакля, который сейчас репетируется. Их актеры сделали своими руками, потому что версия, которая была, неприемлема для нас. И вы знаете, если нас назовут тупым провинциальным театром, пусть так, мы счастливы им быть. Нам важно, что здесь всегда добрая атмосфера.