Моя соседка просто умирала. От голода...

Лечение в старости имеет свою специфику. Оно даже особое название имеет - гериатрия. Это не просто тепло, покой, уважение, что большинство стариков заслужило сполна. Гериатрия предполагает свой подход в лечении известных болезней. Такое отделение в Лесозаводске едва ли не единственное на всю периферию Приморья.

3 дек. 1996 Электронная версия газеты "Владивосток" №32 от 3 дек. 1996
Лечение в старости имеет свою специфику. Оно даже особое название имеет - гериатрия. Это не просто тепло, покой, уважение, что большинство стариков заслужило сполна. Гериатрия предполагает свой подход в лечении известных болезней. Такое отделение в Лесозаводске едва ли не единственное на всю периферию Приморья.

Как существует оно сейчас, в столь трудное не только для стариков время?

Процедурная сестра Надежда Чистякова рассказала драматичную, но благополучно завершившуюся историю.

- В моем подъезде живет 67-летняя женщина. Пенсия у нее, сами знаете, мизерная, как у всех. А на руках психически больной сын. И вот замечаю, соседка совсем перестала выходить из квартиры... Я к ней. А на постели человеческое подобие - просто высыхает старушка, от голода... Привезли мы ее сюда, в гериатрию. Покормили, глюкозы с аскорбинкой, других витаминов дали. Встала на ноги женщина. Нашли ей место уборщицы, сына в стационар определили на уход и лечение. Так вот и живет теперь, и мы так живем...

Вообще-то точное название этого отделения - не гериатрии, а медико-социальной защиты. Потому что, по словам заведующей Нины Карасенко, нынешний контингент отделения - брошенные, пропадающие люди. Чаще всего их “поставляет” городской центр социального обслуживания пенсионеров, инвалидов и других нищенски “обеспеченных” людей.

Конечно, у всех у них есть свои стариковские болячки - сердце, сосуды, давление, артриты. Но это не значит, что в отделении столько разнопрофильных врачей. Отделение существует при городской больнице, и ему достаточно кардиолога Нины Карасенко. Остальные специалисты при необходимости придут в стариковскую палату, даже не переодеваясь, по внутреннему переходу. Главная же беда нынешних пациентов - они голодны, истощены, а на изможденного, издерганного жизнью человека тут же наваливаются любые болезни. Вплоть до туберкулеза и рака.

А лечить трудно. Лекарств, как и всюду, не хватает, простейшая аппаратура не обновлялась все 4 года существования отделения. О ценных лечебных препаратах, которые разрабатываются даже у нас в ТИНРО, здесь только слыхали. Очень надеются на всякую малость, которую приносит с собой пациент: шприцы, лекарства, да и часть пенсии больных идет в общую копилку... Могли бы помочь обеспеченные “новые”, чьи родители нередко оказываются здесь. Только нет этих спонсоров.

На остатки гуманитарной помощи, на средства городского центра социальной защиты здесь умудряются поддерживать жизнь. Подлечат и отправляют стариков в дома инвалидов, престарелых. Среди лекарств (без кавычек) - 3 раза в неделю кефир, по праздникам пироги и яблоки. К Новому году опять будут Дед Мороз и Снегурочка, выступят самодеятельные артисты из детского приюта и села Полевого...

Но не этой бодрой нотой хочу закончить рассказ. В тот же день пришлось полчаса провести в кабинете главного врача центральной городской больницы Валерия Полукарова. Был прием по личным вопросам. Приходили свои же: фельдшер скорой помощи, медсестра... С дрожью в голосе просили: дайте хоть часть зарплаты, ведь с мая ничего не получали! И не на хлеб даже просили - сами медики уже вовсю болеют. А это денег стоит. Главврач внимательно слушал, опускал глаза, когда видел слезу, и устало отвечал: на следующей неделе зайдите...

- Вот, - говорю Валерию Всеволодовичу, - сегодня уже пришлось, не здесь - в другом месте слышать упрек в ваш адрес, за черствость укоряют. Одному из ваших врачей надо было везти свою больную дочку во Владивосток - у нее редкое заболевание. Вы не помогли, мать взяла денег в долг под проценты, а теперь отдать их не может...

Главврач все так же устало повторяет и мне. О том, что содержание больного в реанимации, к примеру, в сутки стоит 4 миллиона, что денег в районе нет... И глава администрации города в тот же день часом раньше объяснял журналисту, что промышленность “лежит”, что с трудом набираются деньги на топливо, хорошо хоть находятся средства на достаточное питание в больницах и школах...

А другая медсестра - Таня Гафарова рассказывала, что после ночного дежурства она полтора часа идет домой пешком - нет денег на автобус. Идет и спит. Что боится приготовить ребенку что-то “вкусненькое”, потому что завтра не сможет это повторить, а ребенок уже “привыкнет”.

...Увы, нельзя в наши дни без политики: даже в этом грустном рассказе о жизни провинциальной больницы слышится спокойное дыхание далекой столицы. Там как раз в это самое время объявили, что отдадут царские долги французам. 80 лет ждали и удачно угадали время именно сейчас, накануне голодной и холодной зимы. Жизнь взаймы... На бывшей одной шестой части планеты она продолжается. Благодаря таким вот забывшим себя, но не забывшим о своем долге медсестрам, врачам. Насколько ж честнее они, эти простые люди, тех “главных врачей”, у которых больна вся страна!