Последняя гастроль Яна Френкеля

Этот концерт знаменитый композитор-песенник сыграл во Владивостоке. За несколько месяцев до смерти

24 авг. 2012 Электронная версия газеты "Владивосток" №3192 от 24 авг. 2012

25 АВГУСТА – годовщина смерти народного артиста СССР Яна Френкеля, автора музыки к доброй сотне песен, которые когда-то пел весь Советский Союз и которые живы до сих пор, хотя Страны Советов давно нет. Вспомните его бессмертных «Журавлей», «Текстильный городок», «Ветер северный», «Я спешу, извините меня», «Ну что тебе сказать про Сахалин», «И все-таки море», «Эх, сколько видано», «Русское поле» и многие другие. Кроме того, он написал музыку и песни к 45 кинофильмам и 21 мультфильму. За свою жизнь Ян Френкель объездил десятки стран, не говоря уже о республиках Советского Союза. И везде был желанным гостем – и в мегаполисе, и в таежном поселке, куда до него не ступала нога артиста такого масштаба. Он неоднократно гастролировал по Дальнему Востоку, в том числе по Приморью. Более того, свою последнюю гастроль он провел в нашем крае весной 1989 года, за несколько месяцев до своей смерти. Своими воспоминаниями о тех годах с корреспондентом «В» поделился Юрий Рабинович, член Союза композиторов СССР, заслуженный артист России, продюсер сибирских и приморских гастролей Яна Френкеля. Спасибо за песню Впервые судьба свела Юрия Рабиновича и Яна Френкеля во Владивостоке в 1968 году после известных событий на острове Даманском. Френкель прилетал в Приморье с певцом Иосифом Кобзоном и поэтом Игорем Шафераном. Под впечатлением от увиденного на поле сражения с хунвейбинами композитор написал песню «Двадцатая весна», посвященную пограничникам, погибшим на Даманском. Там были такие слова: «Спите, мальчики, спите спокойно, солдаты, будет вечной наградой вам тишина». Тогда же во Владивостоке, в ДОФе, состоялась встреча московской творческой делегации с жителями города, где Кобзон впервые исполнил «Двадцатую весну». За роялем был сам Френкель. – После концерта я подошел к Яну Абрамовичу, поздоровался, назвал себя, мол, я солист ансамбля, и попросил у него эту песню. Френкель переспросил: «А какого ансамбля?». Сказал, что погранвойск, – рассказывает Юрий Григорьевич. – «Этим, конечно, надо дать», – ответил композитор. Он взял у Кобзона листки с клавиром, написанные от руки, и передал мне, а я их отдал в ансамбль. До сих пор жалею, что не забрал обратно клавир с автографом Яна Френкеля…По-настоящему они познакомились и подружились в 1970 году на IV Всесоюзном конкурсе артистов эстрады, который проходил в Москве. Ян Абрамович был чле-ном жюри, а Юрий Григорьевич, молодой конкурсант из Владивостока, солист ансамбля приморских погранвойск, пел его песни – «Двадцатую весну», «Русское поле». Еще исполнил песню Марка Фрадкина, но какую, Юрий Григорьевич уже не помнит – слишком много времени прошло с той поры. Среди лауреатов этого конкурса были белорусский ансамбль «Песняры», грузинский ансамбль «Орера» и Лев Лещенко, тогда еще мало кому известный певец. Рабинович дошел до второго тура, но на третий его не допустили. Зато пригласили работать в «Москонцерт». Он отказался: его семья была против, у жены все родственники жили в Приморье. После конкурса Френкель подошел к Рабиновичу, пожал ему руку и сказал: – Сынок, спасибо за «Двадцатую весну»! – Я ему говорю: Ян Абрамович, так вы же мне эту песню сами дали, – вспоминает Юрий Григорьевич. – Где? Когда? – Во Владивостоке! – Да ты что! – воскликнул Френкель. И потащил Рабиновича в буфет выпить коньяку. А после прощального банкета в ресторане «Берлин» в честь закрытия фестиваля Френкель пригласил молодого друга из Владивостока в офис Союза композиторов, где познакомил его с жителями советского музыкального олимпа. Мы – злейшие врагиПосле конкурса в Москве между ними завязалась переписка. Рабинович посылал Френкелю ноты со своими опусами, чтобы мэтр их оценил и, если надо, поправил. И обязательно встречались, когда Рабинович прилетал в столицу. – Я до сих пор ему благодарен. И даже не за то, что он меня учил музыке. Это само собой. Френкель одной лишь фразой научил меня общению с людьми, – говорит Юрий Григорьевич. Творческие люди очень обидчивы и, чего скрывать, завистливы к чужим успехам. Среди окружения Рабиновича был один такой завистник, Юрий даже с ним не разговаривал. Об этом конфликте каким-то образом прознал Френкель и, когда в очередной раз прилетел в Приморье на гастроли, поинтересовался отношениями Рабиновича и его недруга. – Никаких отношений! Мы враги, – махнул рукой Юрий. – Это вы зря! Когда вы прилетаете в Москву и бываете у нас в союзе, вы видите, как мы с Микаэлом (Таривердиевым. – Прим. авт.) пьем вместе коньяк? Вы заме-тили наши отношения? – Так вы друзья! – Мы – злейшие враги, – усмехнулся композитор. Но какая кошка пробежала между ним и Таривердиевым, уточнять не стал. Лишь добавил, что «так надо вести себя с людьми». Эту фразу Юрий Рабинович запомнил на всю жизнь. Меня здесь не знают? Когда Рабинович работал в Хабаровской филармонии, в его обязанности входило проведение творческих встреч с известными людьми. Конечно же в его обойму попал и Ян Френкель, с которым он объездил весь Дальний Восток. В 1989 году они прилетели на вертолете в таежный поселок Солнечногорск. Зашли в клуб, а там пусто… Надо сказать, что в то время рекламы о концертах нигде не было. Тем не менее в залах были аншлаги. О гастролях какой-либо знаменитости из столицы или из Ленинграда люди узнавали благодаря сарафанному радио. А в Солнечногорске сарафанное радио, видимо, не сработало. Френкель удивился: – Почему никого нет? Меня здесь не знают? – Что вы! Мы вас любим. Но никто не поверил, что вы к нам доберетесь, – ответил ему радостный директор клуба и побежал собирать народ. Через час в клубе яблоку негде было упасть. Чтобы не затягивать начало выступления, зрителей обилечивали прямо в зале. Он хотел вернуться… Последний концерт в своей жизни Ян Френкель дал 10 апреля 1989 года во Владивостоке, в клубе имени Дзержинского. Во время выступления одна зрительница решила угостить композитора фирменными домашними пельменями – принесла в зал закрытый горячий горшочек. Френкель подарок принял и тут же, на сцене, съел пельмени. – Чтобы вы не подумали, что я за кулисами их кому-нибудь отдам, – так он объяснил свой поступок под хохот и шквал аплодисментов. Этот горшочек до сих пор хранится у Рабиновича. Интересно, жива ли женщина, накормившая Френкеля пельменями? Может быть, она откликнется? Потом Ян Абрамович улетел в Москву, а оттуда – в Америку. По возвращении из Штатов Френкель собирался вернуться в Приморье. Ему очень понравились наши люди и наша природа. Не случилось…25 августа 1989 года Ян Френкель скончался в Риге. Похоронили его на Новодевичьем кладбище в Москве. Юрия Рабиновича не было на прощальной панихиде – он узнал о смерти друга в день похорон…В 1993 году Юрий Рабинович при поддержке Союза композиторов России учредил международный фестиваль «Утро планеты» и ежегодный российский конкурс исполнителей и композиторов – оба имени Яна Френкеля. Конкурс просуществовал до 1996 года, после чего из-за отсутствия финансирования «лег на дно». Такая вот история.