Цветы у памятника

На днях у памятника Сергею Лазо, что в сквере у театра имени Горького, произошло событие. Скромное, неброское, но примечательное и очень даже знаменательное

7 авг. 2012 Электронная версия газеты "Владивосток" №3181 от 7 авг. 2012

Группа горожан возложила цветы. Но не к самому памятнику, а несколько поодаль – у ограды. Прохожие, ставшие невольными свидетелями церемонии, недоумевали: что за странное такое отступление от ритуала? Удивлялись, оказывается, напрасно. Цветы возлагались не в честь человека, стоящего на постаменте, а в честь его предшественника, адмирала Завойко, бюст которого некогда стоял на этом самом постаменте, но потом был свергнут, а на его место водружен ниспровергатель. На исходе июля, напомним, отмечалось 200-летие адмирала, в связи с чем и пришли к памятному месту горожане. Причем инициатива исходила не сверху, не носила официальный характер, а явилась, так сказать, снизу. Как выразился один из участников церемониала, пришли сюда по велению души. Ну а чтобы не создалось впечатление, что чествуют ниспровергателя, цветы положили у заборчика, сохранившегося еще со времени открытия памятника Завойко… Многие десятилетия отучали народ помнить прошлое, всячески лепили целые поколения Иванов, не помнящих родства. Я не говорю о том, хорош или плох был строй, рухнувший в августе 91-го, – не об этом сейчас речь. О другом – о том, как в приснопамятном 17-м была предпринята невиданная прежде попытка сбросить, как тогда выражались, с парохода современности великое государство. Территория, конечно, никуда не делась, но все, что было до того на шестой части планеты, отныне предавалось анафеме, искоренялось, в лучшем случае переделывалось. Практически все, за небольшим исключением, политические, военные и государственные деятели, цвет и гордость нации, веками собиравшие и строившие Россию, теперь объявлялись низложенными. В бесчисленном списке отверженных оказался и адмирал Завойко, один из тех, кто, напомним, отстаивал – и отстоял! – для России Дальний Восток. Только сегодня мы начинаем сознавать масштабы и последствия затеянного эксперимента, его истинные цели… Но сколько бы ни утюжили, сколько бы ни навязывали чуждые идеи в заманчивой интернационалистской обертке, вышибить память не получилось. Не забывает народ, перефразируя классика, откуда все мы пошли. Помним, кто были деды и прадеды, кто строил Отечество, отстаивал его в лихую годину… Вот на какие мысли навела скромная церемония в сквере адмирала Завойко.