Сохрани нас от такого выбора

На днях в Московской области суд приговорил сотрудника полиции к условному сроку за убийство собственной матери

3 авг. 2012 Электронная версия газеты "Владивосток" №3180 от 3 авг. 2012

Якобы о смерти неизлечимо больная женщина буквально молила сына.По мнению юристов, таким наказанием – ниже нижнего предела, положенного по уголовной статье, – создан важный прецедент – не наказывать сурово за эвтаназию, убийство по просьбе самих жертв.Касаемо эвтаназии, лично я высказываюсь «за». Буквально на моих глазах долго и мучительно умирала соседка, перенесшая инсульт. Обратного процесса ожидать не приходилось, и вся семья жила в ожидании. Может, это сказано и жестоко, но родные просто мечтали, чтобы все это побыстрее закончилось. Цинично? Возможно… Но, что такое ухаживать за лежачим больным, многие могут представить. Какие боли и мучения переносят сами несчастные – остается только догадываться. На мой взгляд, довольно гуманно разрешить добровольный уход из жизни таким людям. Во многих странах такое самоубийство легализовано и даже превращено в услугу. Так, в одной из клиник Нидерландов с 1 марта появилась услуга «эвтаназия с доставкой на дом». Мобильная бригада в составе врача и медсестры поможет пациенту уйти из жизни. Поразительно, но заявок более чем достаточно…Допустима ли эвтаназия, гуманизм это или жестокость, имеем ли право вмешиваться в замыслы Творца, и возможно ли хладнокровно игнорировать мольбы страдающего – об этом можно спорить до хрипоты. Мне кажется, кто с этим не сталкивался лично, тот не поймет…Собственно говоря, меня поражает другое. В Курганской области недавно слушали почти такое же дело. В результате мужчина, который убил свою тяжелобольную сестру, осужден на 3,5 года с отбыванием наказания в колонии строгого режима. В этом случае после убийства брат точно так же сам пришел в полицию и сознался, да и следствие доказало: женщина мучилась давно.Самый суровый приговор за эвтаназию вынесли в Архангельской области. Там суд приговорил к девяти годам колонии строгого режима Николая Петракова, который выполнил просьбу неизлечимо больной 84-летней односельчанки. Так откуда такая несправедливость? Не потому ли, что суды сами не знают, как наказать такое убийство из «милосердия»? Или просто потому, что в первом случае убийца – сотрудник правоохранительных органов? Возможно, о легализации эвтаназии в такой коррупционной стране, как Россия, говорить рано, но не пора ли выработать единый закон для всех? А вообще-то не дай нам бог никому попасть в такую ситуацию – ни в роли жертвы, ни в роли убийцы, который сам, по сути, жертва. Ведь он стоит перед таким мучительным выбором…