Ангелы-хранители из транспортного цеха

Во Владивостоке водитель автобуса Сергей Першиков и диспетчер Ольга Карташова спасли человека от смерти. В первый день работы Ольги на новом месте

25 июль 2012 Электронная версия газеты "Владивосток" №3174 от 25 июль 2012
e404e00ffc843ba9dc6c231c0fb73f50.jpg

Наверное, это можно назвать чудом, когда люди разного возраста и жизненного уклада, живущие в разных концах города и не подозревающие о существовании друг друга, вдруг встречаются в одной точке лишь для того, чтобы одни спасли жизнь другому. Кто-то скажет, что это судьба. Одна из героинь этой истории Ольга Карташова списывает все на стечение обстоятельств.Медикаментов под рукой не оказалось Это случилось 17 июля, во вторник. Солнце в тот день палило нещадно, напомнив жителям Владивостока, что на дворе пока еще лето, а не дождливая осень. Спастись от духоты можно было лишь в помещении с кондиционером. При нашей повышенной влажности сердечникам и гипертоникам в такие критические дни лучше отсидеться дома, иначе можно оказаться на больничной койке. И это в лучшем случае… Пенсионера Николая Децика в тот день выгнало на пекло неотложное дело. Хотя при его скачущем давлении и букете прочих болезней (80 лет – не 18 и даже не 50) он мог бы и не выходить на улицу. Вместе с ним почти на другой конец города поехали его супруга Людмила Васильевна и дочь Светлана Николаевна. Они как будто чувствовали необходимость своего присутствия в этой поездке. Не будем вдаваться в подробности этой истории, скажем лишь, что дела у нашего пенсионера не заладились, чему он очень расстроился. От переживания подскочило давление. Тем не менее он не подал вида, что ему совсем плохо. Со Второй Речки до площади Луговой они ехали на новеньком желтом автобусе MAN A 78 Lions, бортовой номер 206, принадлежащем муниципальному автотранспортному предприятию № 1 (ВПОПАТ № 1). Светлана Николаевна тогда еще подумала: – Надо же, какой большой и просторный автобус. Жаль только, что кресел в салоне мало. Пассажиров в МАN-е почти не было, Николай Калистратович, устроившись поудобнее на свободном месте, успокоился. По крайней мере, так показалось его близким. И все-таки они не упускали его из вида, мало ли что может случиться с пожилым человеком в душном автобусе. Когда автобус поднимался по Тещиному языку, дочь заметила, как отец несколько раз махнул рукой. – Я решила, что он показывает, чтобы мы с мамой разговаривали потише. Он не любит, когда громко говорят. А мы и вправду разболтались на весь автобус. А потом у него из рук выпал пакет с документами. Я быстро подошла к нему, спросила: «Дед, тебе плохо? Что с тобой?» Он в ответ: «Голова болит». А у меня как на грех ни валидола, ни корвалола. Сапожник оказался без сапог. Это для меня жестокий урок, – говорит Светлана Николаевна, проработавшая 17 лет медицинской сестрой в кардиологическом отделении краевой больницы № 2, бывшей больницы рыбаков. У пассажиров спасительных медикаментов тоже не оказалось. К сожалению, и автомобильные аптечки не предусматривают наличия таких лекарств.Вытолкнула неведомая сила На Баляева Николаю Децику стало еще хуже, он побелел, лицо стало вытягиваться. Светлана интуитивно потрогало брюки отца – они были мокрыми. Дочь сразу все поняла. На работе ей неоднократно приходилось видеть, как уходят из жизни люди. Она тут же стала звонить в «Скорую» по мобильному. На просьбы срочно приехать на Луговую, диспетчер службы 03 просила назвать конкретный адрес. – Я не знаю адреса! Мы едем в автобусе на Луговую, – кричала в трубку Светлана Николаевна. А от нее настойчиво требовали назвать адрес. Иначе неотложка не приедет. По словам Светланы, она звонила в «Скорую» не меньше пяти раз, пока кто-то из пассажиров не назвал адрес парковки городских автобусов на площади Луговой – Новоивановская, 3. Когда пассажиры вышли из автобуса, к Светлане подбежал водитель МАN-а Сергей Першиков: – «Скорая» едет? Услышав неопределенный ответ, выскочил на дорогу, пытаясь самостоятельно отловить машину скорой помощи. И ему это удалось, но в одной машине не было врачей, другая неслась по вызову. Между тем драгоценное время уходило, а жизненные силы медленно покидали Николая Калистратовича. Фактически он уже несколько минут находился в состоянии клинической смерти. И тут в салон буквально влетела симпатичная большеглазая женщина в шифоновом сарафане – диспетчер муниципального автоматизированного диспетчерского центра (МКУ АДЦ) Ольга Карташова. Она услышала от коллеги, что в автобусе второго маршрута только что умер мужчина. – Не может такого быть! – почему-то подумала женщина и выскочила из диспетчерской. Заскочив в автобус, она спросила у родственников умирающего: – Чему могу помочь? Что мне делать? С помощью Ольги и Сергея Першикова пенсионера уложили на пол салона МАN-а, водитель закрыл двери автобуса и включил кондиционер. – Попытаемся запустить сердце! Я буду делать искусственное дыхание, а вы давите на грудную клетку на счет «три», – скомандовала Светлана Николаевна диспетчеру и припала к губам отца. Позже она признается, что если бы отцу стало плохо не в МАN-е, а в более тесном автобусе, то трудно сказать, чем бы эта история закончилась. К удивлению Светланы, неожиданная помощница делала массаж сердца весьма профессионально. Оказалось, что несколько лет назад Ольга точно так же спасла от неминуемой смерти своего тяжелобольного сына. По ее словам, в тот раз она действовала чисто интуитивно, экстренно вспоминая мутные медицинские навыки, полученные то ли в школе, то ли на каких-то курсах. Времени вызвать «скорую» у нее тогда не было… После нескольких минут борьбы за жизнь Николая Калистратовича, его потухшее сердце вновь встрепенулось, веки задрожали, он задышал. – Дыши, дед! Дыши! Рано тебе умирать! – кричал водитель автобуса Сергей Першиков, подбадривая старика. Когда приехала «скорая», пенсионер уже вернулся с того света. По словам его дочери, врачи явно удивились, увидев живым потенциального покойника. В больнице, куда доставили Николая Калистратовича, у него выявили инфаркт.На небе решили: пусть живет! Сегодня ветеран труда Николай Калистратович Децик, слесарь-турбинщик, отдавший «номерному» заводу № 178 более 50 лет жизни, чувствует себя хорошо. На вопрос родственников, видел ли он тоннель или какой-либо свет, о которых нередко рассказывают пережившие клиническую смерть, пенсионер отвечает однозначно: – Ничего там нет! Его родные называют Ольгу Карташову «лучиком света». – Если бы не она, нашего деда уже не было бы среди живых. Теперь она – его ангел-хранитель, – говорит Светлана. В свою очередь, диспетчер Ольга Карташова до сих пор не может понять, какая неведомая сила вытолкнула ее из кресла. Она считает, что это было провидение или зов сердца. – Видимо, это было ему нужно. Значит, этот человек еще не все сделал на этом свете. Когда он открыл глаза, я увидела, что они у него голубые. И я поняла, что это добрый человек. Значит, где-то там, на небесах, решили, что он заслужил жить дольше, – бесхитростно рассказала Ольга Карташова корреспонденту «В». Даже не подозревая, что в тот день, а это был первый день ее работы на новом месте, она, возможно, совершила самый главный поступок в своей жизни. Не считая рождения и спасения своего ребенка, конечно. И здесь можно было бы поставить точку, если бы не одно «но». Дома супруга Николая Калистратовича на прикроватной тумбочке среди десятка бумажных иконок, которые продают в каждой иконной лавке, обнаружила потрепанную иконку святой Ольги Равноапостольной, княгини русской. Откуда взялась эта иконка в квартире, ни она, ни ее дочь припомнить не могут. По их словам, до сих пор они на нее внимания не обращали. А тут вдруг она оказалась на самом видном месте. Ну разве это не чудо?! P. S. Пользуясь случаем, семья Децик попросила поблагодарить спасителей близкого им человека – диспетчера Ольгу Карташову и водителя автобуса ВПОПАТ № 1 Сергея Першикова за спасение Николая Калистратовича. С удовольствием выполняем их просьбу, тем более приятно осознавать, какие у нас во Владивостоке живут хорошие люди. А то мы больше привыкли гадости замечать в тех же автобусах…