Дирижер и футболист

В музыке нельзя вести себя так, как ведут себя в спорте футболисты сборной России

27 июнь 2012 Электронная версия газеты "Владивосток" №3157 от 27 июнь 2012
d50eff01f724910e1ab56b528d1910ca.JPG

23 июня во Владивостоке прошли, так сказать, финальные смотрины претендентов на должность главного дирижера и художественного руководителя Тихоокеанского симфонического оркестра. Оркестр исполнил Пятую симфонию Бетховена, а дирижировал известный российский дирижер Эдуард Дядюра. Эдуард Александрович приехал во Владивосток по приглашению руководства Приморской краевой филармонии в качестве кандидата на замещение вакантной должности главного дирижера Тихоокеанского симфонического оркестра, свободной уже больше года. Ранее во Владивостоке в рамках все таких же «смотрин» выступали дирижеры Мариус Стравинский, Андрей Галанов, Дмитрий Руссо…– Я буду присматриваться к оркестру, руководство филармонии и оркестр – ко мне. Это своего рода творческая проба, – сказал Эдуард Дядюра. – Для первого концерта во Владивостоке я не случайно выбрал музыку Бетховена. Пятая симфония – величайшее его произведение, горячо мною любимое. Конечно, мне хотелось бы сыграть также музыку великих русских композиторов – Чайковского, Рахманинова, но… Выяснилось, что оркестр до конца не укомплектован – есть проблемы с гобоями, всего один контрабас, хотя должно быть минимум три­-четыре. Я очень расстроился. Музыку Чайковского, Рахманинова играть с одним контрабасом нельзя, да и Бетховена, собственно говоря, нельзя. Поэтому уже во время репетиций придется что­то придумывать. И, разумеется, находить общий язык с оркестрантами. Я много гастролирую и уже играл с более чем 40 оркестрами в России, СНГ, Англии, США, Китае. Знакомство с оркестром – самая важная часть работы. Я смотрел видео, готовясь к репетиции, музыканты, возможно, что­-то знают обо мне, наша задача – найти общий язык. Каких¬то особых секретов, как этот самый язык найти, у меня нет, главное – дать людям понять, какую музыку ты хочешь играть. Считаю, что для любого оркестра сотрудничество с новым дирижером – это как прилив свежей крови, новой энергетики. Нельзя всю жизнь играть так, как играли когда-­то. Оркестр должен жить и дышать. – Вы не из музыкальной семьи. Как в вашу жизнь пришла музыка?– Мне было шесть лет, когда я услышал знаменитую мелодию «Манчестер и Ливерпуль» из репертуара Мари Лафоре. Под нее в программе «Время» шел прогноз погоды. А у нашего соседа дочь училась музыке, у них было фортепиано. И вот однажды мы пришли в гости к соседям, я подошел к фортепиано и стал подбирать эту мелодию. По слуху. И на семь лет бабушка купила мне пианино. За 700 рублей. В то время это были громадные деньги. Я стал учиться музыке. Так что бабушкин подарок определил мою жизнь. Конечно, не думал тогда, что стану дирижером. Собственно говоря, я мечтал стать… футболистом. Я и сегодня часто хожу на стадионы, мне очень нравится это чувство, эта эмоция, когда футболист забивает гол и тысячи человек в едином порыве встают, кричат, чувство восторга, которое может вызвать один человек, – это невероятно! Но ведь и дирижер так же. Когда затихает финальная нота, зал мгновение молчит, а потом взрывается аплодисментами, ты понимаешь, что пронзил зал музыкой, что люди преисполнены благодарности.– Ваши творческие принципы?– Полная отдача музыке. В ней нельзя вести себя так, как ведут себя в спорте футболисты сборной России. Только колоссальная самоотдача, жертвенность, никак иначе – а ради чего тогда мы работаем? Нужно понять, проникнуться сочинением великого композитора, пережить его, если хотите, узнать историю его создания, кому оно посвящено, затем передать свой огонь музыкантам и вместе с ними сыграть так, чтобы в душах слушателей распахнулась та единственная дверка, в которую может войти музыка – и навсегда остаться с человеком.– Музыка с вами всегда?– Да. Я летел во Владивосток и слушал балет «Коппелия», музыку Листа. Кроме того, слушал оперу «Пиковая дама» – готовился к следующему сезону, эту оперу буду ставить на сцене Харьковского театра. Конечно, музыка всегда со мной, даже когда я занимаюсь спортом на тренажерах, на беговой дорожке. Ну разве что играя в футбол, не слушаю классику.– О, так вы не оставили детской мечты стать футболистом?– Да. Играю за нападающего в нескольких любительских командах, в том числе в команде звезд российской эстрады, где играют братья Запашные, Виктор Зинчук, Пьер Нарцисс… И, конечно, не могу не сказать, как я был разочарован игрой сборной России на чемпионате. Как можно так опозориться, опозорить страну. Мне было обидно очень. Зачем выходить на поле, если у тебя нет настроя, колоссального желания победить, сыграть красиво?! Я редко так отзываюсь о нашей сборной, потому что большой патриот России, патриот­-славянин, но нельзя так играть!– Как вам кажется, следует ли пропагандировать классику среди молодежи, как­-то привлекать ее в концертные залы?– Молодежь на концертах классической музыки присутствует постоянно – та молодежь, которой это нужно и интересно. В каждой филармонии, у каждого оркестра есть абонементы для студентов, для школьников, и музыковеды ведут огромную просветительскую работу. Что же касается расширения аудитории… Со временем любой человек, обладающий мозгами, желающий духовно развиваться, обладающий внутренней культурой, сталкивается с проблемой: что дальше? В определенном возрасте концерты попсы, даже очень хороших исполнителей, уже не заполняют душу так, как в молодости. И люди начинают посещать театры – драматические, оперные, приходят в филармонию. Это естественный процесс. Конечно, хочется, чтобы молодежь ходила не только на футбол и концерты рок-­звезд, но и в театры, на выставки, в филармонию, чтобы молодые люди понимали необходимость духовного обогащения и передавали это понимание детям. – Вы так увлечены классической музыкой, а вот как композитор пишете эстрадные мелодии – для Николая Баскова, к примеру…– Что такое эстрадная музыка? Это огромный пласт музыкальной культуры, заслуживающий уважения. Для меня хорошая эстрадная музыка – это то, что пишет Раймонд Паулс, Игорь Крутой, Дмитрий Маликов, то, что исполняли Лев Лещенко, София Ротару, Алла Пугачева, Валерий Леонтьев… Не то, что сегодня называется поп-­музыкой, когда на экране сменяется конвейер однодневных исполнителей, поющих до тех пор, пока оплачен эфир. Среди музыкального шлака настоящая эстрадная музыка как цветок среди сорняков. И я пишу настоящую эстрадную музыку, пишу осторожно, аккуратно, понимая, под какой огонь критики могу попасть. Я уверен, что мой колоссальный опыт дирижерской работы – а я переиграл всего Бетховена, Чайковского, Шуберта, Шумана, Гайдна, Баха, Шостаковича, Стравинского – дает мне право сочинять музыку. Ведь всю классику я пропустил сквозь себя, насытил себя ею.