За ценой не постояли

28 ИЮЛЯ 1942 года в частях Красной Армии был получен знаменитый сталинский приказ № 227, вошедший в историю как приказ «Ни шагу назад!» Долгое время в отечественной исторической литературе об этом документе говорилось в самых общих чертах. Даже маршал Жуков в своих «Воспоминаниях и размышлениях» сказал туманно, обтекаемо, даже не привел текста самого приказа. Казалось, кому как не Георгию Константиновичу, первому заместителю Сталина, карты в руки. Так нет же! Ни он, ни другие мемуаристы, даже самые прославленные и титулованные, упорно не решались обнародовать документ, сыгравший, как полагают многие западные исследователи, решающую, если не сказать больше, мобилизующую роль. 70 лет назад появился самый жестокий в истории мировых войн приказ Герой боевых действий во время советско-японского конфликта у озера Хасан командарм Кузьма Подлас до конца выполнил свой воинский долг в сражении под Харьковом

14 июнь 2012 Электронная версия газеты "Владивосток" №3150 от 14 июнь 2012
6a43b2ed8cf24bae55c7e053d7528c6b.jpg И только в 90 е годы, когда уже не было Советского Союза и, следовательно, не стало всей предшествующей политической конъюнктуры, был опубликован полный текст приказа – без купюр и изъятий. Враз стало ясно, почему так долго и упорно он замалчивался, точнее говоря, скрывался от народа.Нас ведь как учили в советское время: советский народ и его вооруженные силы победили в Великой Отечественной войне исключительно благодаря мудрому руководству Ком-мунистической партии. А в приказе Сталина о КПСС, тогда – ВКП (б), ни слова. Ни даже малейшего намека. Если не знать, каким тогда было государственное устройство и кто нами правил, то и мыслей подобных не появится. Но ведь приказ писал и подписывал сам Сталин – Генеральный секретарь Всесоюзной коммунистической партии (большевиков). Прежде всего – партийный лидер, а уж потом – председатель комитета обороны, глава правительства.Случайно запамятовать вождь, конечно, не мог…О выводах и причинах столь странного, если можно так выразиться, упущения ниже, а пока приведем основные положения приказа (опубликовать весь текст, к большому сожалению, не представляется возможным по причине скромной газетной площади – Прим. авт.).Ни шагу назад!«Враг бросает на фронт все новые силы и, не считаясь с большими для него потерями, лезет вперед, рвется в глубь Советского Союза, захватывает новые районы, опустошает и разоряет наши города и села, насилует, грабит и убивает советское население…Население нашей страны, с любовью и уважением относящееся к Красной Армии, начинает разочаровываться в ней, теряет веру в Красную Армию, а многие из них проклинают Красную Армию за то, что она отдает наш народ под ярмо немецких угнетателей, а сама утекает на восток…Каждый командир, каждый красноармеец и политработник должны понять, что наши средства небезграничны. Территория Советского Союза – это не пустыня, а люди – рабочие, крестьяне, интеллигенция, наши отцы и матери, жены, братья, дети…После потери Украины, Белоруссии, Прибалтики, Донбасса и других областей у нас стало меньше территории, стало быть, стало намного меньше людей, хлеба, металла, заводов, фабрик. Мы потеряли более 70 млн населения, более 80 млн пудов хлеба в год и более 10 млн тонн металла в год. У нас нет уже преобладания над немцами ни в людских ресурсах, ни в запасах хлеба. Отступать дальше – значит загубить себя и загубить вместе с тем нашу Родину.Чего же у нас не хватает?Не хватает порядка и дисциплины в ротах, полках, дивизиях, в танковых частях, в авиаэскадрильях. В этом теперь наш главный недостаток. Мы должны установить в нашей армии строжайший порядок и железную дисциплину, если мы хотим спасти положение и отстоять свою Родину.Нельзя дальше терпеть командиров, комиссаров, политработников, части и соединения которых самовольно оставляют боевые позиции. Нельзя терпеть дальше, когда командиры, комиссары, политработники допускают, чтобы несколько паникеров определяли положение на поле боя, чтобы они увлекали в отступление других бойцов и открывали фронт врагу.Паникеры и трусы должны истребляться на месте.Командиры роты, батальона, полка, дивизии, соответствующие комиссары и политработники, отступающие с боевой позиции без приказа свыше, являются предателями Родины. С такими командирами и политработниками и поступать надо как с предателями Родины.ВЕРХОВНОЕ ГЛАВНОКОМАНДОВАНИЕ КРАСНОЙ АРМИИ ПРИКАЗЫВАЕТ:1. Военным советам фронтов и прежде всего командующим фронтами:а) безусловно ликвидировать отступательные настроения в войсках и железной рукой пресекать пропаганду о том, что мы можем и должны якобы отступать и дальше на восток, что от такого отступления не будет якобы вреда;б) безусловно снимать с поста и направлять в Ставку для привлечения к военному суду командующих армиями, допустивших самовольный отход войск с занимаемых позиций, без приказа командования фронта;в) сформировать в пределах фронта от 1 до 3 (смотря по обстановке) штрафных батальонов (по 800 человек), куда направлять средних и старших командиров и соответствующих политработников всех родов войск, провинившихся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости, и поставить их на более трудные участки фронта, чтобы дать им воз-можность искупить кровью свои преступления против Родины.2. Военным советам армий и прежде всего командующим армиями:а) безусловно снимать с постов командиров и комиссаров корпусов и дивизий, допустивших самовольный отход войск с занимаемых позиций без приказа командования армии, и направлять их в военный совет фронта для предания военному суду;б) сформировать в пределах армии 3–5 хорошо вооруженных заградительных отрядов (по 200 человек в каждом), поставить их в непосредственном тылу неустойчивых дивизий и обязать их в случае паники и беспорядочного отхода частей дивизии расстреливать на месте паникеров и трусов и тем помочь честным бойцам дивизий выполнить свой долг перед Родиной;в) сформировать в пределах армии от 5 до 10 (смотря по обстановке) штрафных рот (от 150 до 200 человек в каждой), куда направлять рядовых бойцов и младших командиров, провинившихся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости, и поставить их на трудные участки армии, чтобы дать им возможность искупить кровью свои преступления перед Родиной.3. Командирам и комиссарам корпусов и дивизий;а) безусловно снимать с постов командиров и комиссаров полков и батальонов, допустивших самовольный отход частей без приказа командира корпуса или дивизии, отбирать у них ордена и медали и направлять в военные советы фронта для предания военному суду:б) оказывать всяческую помощь и поддержку заградительным отрядам армии в деле укрепления порядка и дисциплины в частях.Приказ прочесть во всех ротах, эскадронах, батареях, эскадрильях, командах, штабах.Народный комиссар обороны И. СТАЛИН» Трусов и паникеров – к стенке, остальных – в штрафные роты Конкретным толчком, побудительным мотивом, подвигшим принять убийственный – без кавычек! – циркуляр, послужили события, случившиеся в мае 1942 года в ходе Харьковской операции. В течение каких-то двух недель оказались окруженными и были полностью разгромлены три общевойсковые армии. Это были хорошо оснащенные соединения, считавшиеся одними из лучших. Причем на момент начала операции Красная Армия под Харьковом не уступала немцам в живой силе, а по ряду вооружений, например по танкам, даже превосходила.Во главе фронтов (Юго-Западного и Южного) были поставлены опытные, изрядно понюхавшие пороху военачальники – маршал Тимошенко и генерал Малиновский, армиями ко-мандовали боевые генералы – Городнянский, Подлас, Харитонов. Под стать было и большинство других командиров высшего фронтового и армейского звена. И вот катастрофа, о ко-торой и помыслить нельзя было: безвозвратных потерь – более 100 тысяч, в плен попали – страшно представить! – более 200 тысяч, а это – целых 13 дивизий по штатам военного вре-мени!Большинство командного армейского и дивизионного состава либо застрелились (Костенко, Подлас, Городнянский, Анисов), либо пали на поле боя (Бобкин), либо сдались в плен (Баерский, Таванцев) и потом становились активными деятелями так называемого власовского освободительного движения.В Центральном архиве министерства обороны я видел страшные донесения о пленных в Харьковской операции – именуются, правда, они в архивных кондуитах несколько по-иному – «пропавшие без вести».Спасать Родину под страхом расстрела Сегодня практически не сохранилось документов, объясняющих весь комплекс причин столь массового пленения. Впрочем, не только под Харьковом, но и на других фронтах в начальный период войны.Да, конечно, были просчеты командования, была недостаточная обученность рядового состава, не хватало боеприпасов, союзники не спешили с помощью, называются и другие причины. Но был еще один фактор, о котором предпочитают не говорить: а хотел ли народ воевать за большевистскую власть?Хорошо представляю, какую реакцию вызовут мои слова у определенной части читателей. Но позвольте тогда спросить: что в таком случае вынудило Сталина дистанцироваться от родной партии, сделать, по большому счету, вид, что ее как будто и не существует?..Родину надо спасать – не мировую революцию, не «завоевания» Великого Октября, не идеи Маркса и даже Ленина – о них, как видим, вождь ни словом не обмолвился, а родную землю, родной очаг.Но мобилизующих резервов нет – комиссары и политработники оказались не на высоте. Остался один, а по сути, последний вариант – кровью и железом.Изучая несколько лет назад в ЦАМО документы о трагической участи 10 дальневосточных соединений, брошенных летом 42 го под Сталинград и на Воронежское направление, я сплошь и рядом натыкался на сообщения военного трибунала о предании суду за те или иные нарушения. Особенно поразила история приморской стрелковой бригады под командо-ванием полковника Бабенко. В одну из ночей позицию оставили более 700 бойцов – как в воду канули. По косвенным признакам было установлено, что ушли сдаваться немцам.Все мои попытки выяснить их дальнейшую судьбу после возвращения по окончании войны оказались тщетными – документы до сих пор не рассекречены. Удалось лишь узнать, что с командиром – спустя несколько дней полковник Бабенко был судим и расстрелян.И таких историй десятки, если не сотни…Нет, наверное, нужды говорить, что это было жестоко и бесчеловечно. Но что оставалось делать в той ситуации? Как поднять боевой дух, как заставить осознать, что страна – на грани гибели?..Автор очень даже далек от мысли оправдать это мобилизующее воздействие приказа, но ведь победителей не судят…До сих пор неясно: дошло ли тогда, в знойное лето 42 го, до наших правителей, в чем причина невиданной трагедии?Ведь никогда прежде в отечественной истории не было такого множества сдавшихся или взятых – кому как угодно – в плен. Никогда не было невесть откуда появившихся бесчис-ленных «врагов народа», никогда раньше так массово не совершались самоубийства – и кем? – генералами!Потом будут победы, салюты, знамя победы над поверженным Берлином, в конце концов, все спишут на войну, но…Как говорится в писании, рано или поздно да воздастся – настанет время, когда спишут и тех, кого – случайно или по умыслу – не назвал в своем приказе вождь…Сталин, наверное, был первым, кто понял: не той дорогой идут товарищи...