Защита Григория Пасько перешла в наступление.

В Доме офицеров флота состоялась пресс-конференция, организованная адвокатами арестованного журналиста Ярославом Гериным и Олегом Котляровым. В ней также приняли участие председатель краевого отделения движения в поддержку армии Юрий Максименко (контр-адмирал запаса, бывший начальник разведывательного управления ТОФ), ответственный за связи с общественностью этого движения Игорь Литвиненко и жена Григория Пасько Галина Морозова.

12 февр. 1998 Электронная версия газеты "Владивосток" №315 от 12 февр. 1998

В Доме офицеров флота состоялась пресс-конференция, организованная адвокатами арестованного журналиста Ярославом Гериным и Олегом Котляровым. В ней также приняли участие председатель краевого отделения движения в поддержку армии Юрий Максименко (контр-адмирал запаса, бывший начальник разведывательного управления ТОФ), ответственный за связи с общественностью этого движения Игорь Литвиненко и жена Григория Пасько Галина Морозова.

Поводом к проведению пресс-конференции, по словам Ярослава Герина, послужили действия представителей ФСБ, распространяющих в СМИ сведения по делу Григория Пасько, не соответствующие действительности.

В своем заявлении он отметил, что военный журналист открытой газеты ТОФ “Боевая вахта” капитан 2-го ранга Григорий Пасько 13 ноября по заданию редакции отправился в Японию для сбора материала на историческую тему. Поездка была согласована с командованием ТОФ и профинансирована мэрией города. Перед отъездом Григорий Пасько связался с редакцией газеты “Асахи” чтобы выяснить, какие темы могут вызвать интерес читателей. При этом адвокат отметил, что, являясь членом Международного клуба журналистов, Григорий Пасько имел полное право публиковать свои статьи в любой иностранной газете и, разумеется, получать за это гонорары. С целью подготовки публикаций для японской газеты он и посетил управление сельского хозяйства Приморья и краевой комитет профсоюзов судостроителей. Именно полученные в этих организациях документы, не имеющие никакого грифа секретности, и послужили поводом к задержанию и аресту военного журналиста. Адвокат обратил внимание представителей СМИ на то, что его подзащитный не нарушал никаких таможенных правил, вез документы открыто и добровольно предъявил их сотрудникам таможни.

По возвращении во Владивосток 20 ноября Григорий Пасько был арестован и против него было возбуждено уголовное дело по статье 275 УК РФ (государственная измена). Основанием для возбуждения уголовного дела послужили изъятые в аэропорту документы. Однако позже эти документы были признаны не содержащими сведений о государственной тайне. Тем не менее следствие прекращено не было, так как в деле появились другие документы c содержанием которых защита не ознакомлена до сих пор. Документы, по мнению адвокатов, были изъяты в нарушение статей 135,170 УПК РСФСР в ходе обыска, проведенного у журналиста дома. Обыск проводился с 23 часов 20 ноября до 4 часов 21 ноября. Сам Пасько в это самое время находился на допросе в помещении УФСБ по ТОФ. Защита считает, что в подобной ситуации суд должен был не просто изменить меру пресечения Григорию Пасько, но и вообще прекратить уголовное преследование.

Что касается экспертной оценки сделанной 8-м управлением Генерального штаба по ряду изъятых документов, то адвокаты заявили об отводе данной экспертной организации. Данное управление является лишь хранителем секретных документов, но не может выступать в роли эксперта, так как в законе “О государственной тайне “ не указана данная организация. К слову, это же ведомство в свое время подготовило экспертную оценку по известному делу Никитина в противоречие с законом “Об экологии и защите окружающей среды”. Любопытен и тот факт, что из прошедших экспертизы документов каждый в отдельности признается нескретным, а затем сформулирован вывод, что в совокупности они могут содержать сведения, составляющие государственную тайну.

В заключении пресс-конференции на вопросы журналистов ответила супруга арестованного журналиста Галина Морозова. Благодаря ей наконец и были раскрыты таинственные организации, для которых, по словам представителей ФСБ, Григорий Пасько собирал сведения, содержащие военные и государственные тайны. Галина Морозова заявила, что за исключением японской государственной вещательной корпорации Эн-Эйч-Кэй и представителя газеты “Асахи” Тодаши Акамо ее муж ни с кем не сотрудничал.