Винокур вновь показал тещины зубы

Программа известного пародиста превратилась в засилье поролоновых грудей

24 май 2012 Электронная версия газеты "Владивосток" №3139 от 24 май 2012
0d4a0e8d00341c1ae9a82e3e63efa9fd.jpg

На сцене Fesco Hall в прошедшее воскресенье с программой «Смех без причины» выступили известный пародист Владимир Винокур и артисты Театра пародий. Как гласили многочисленные анонсы, юмористическая программа «Смех без причины» – это шоу из монологов и пародий, как старых, так и новых, искрометные скетчи постоянных авторов Владимира Винокура – Алексея Цапика, Леонида Французова, Лиона Измайлова, Александра Володарского, Аркадия Арканова, Хайта, Альтова, Левина и других, пишущих талантливые вещи. Понимаю, неэтично сравнивать, но все же рискну: год или полтора тому назад во Владивосток приезжал Максим Галкин. Он привез трехчасовую абсолютно новую программу, и честно – все эти три часа мы так ухахатывались, что в результате болели мышцы живота. Здесь же, сидя на концерте, я откровенно жалела о потерянном времени. Бесспорно, монологи написаны местами смешно и местами талантливо, а вот насчет новизны авторы анонсов определенно слукавили. Все, что прозвучало со сцены 20 мая, мы в течение нескольких лет (!) наблюдали с экрана телевизора. Да вот хотя бы, чтобы память освежить, напомню выдержку из монолога про тещеньку: «У тещи должно быть два зуба: один пиво открывать, другой, чтобы болел». Или помните, как мужик­-фермер, отдыхая в санатории, в море трусы потерял: «Иду по пляжу и не пойму, почему в глаза никто не смотрит. Наверное, плавки нравятся… Смотрю – женщина лежит, тоже, видать, из деревни приехала: в халате, в сапогах, на голове платок. Думаю: нужно ей намекнуть, что я свой, тоже из деревни! – Женщина, – говорю, – а у меня большое хозяйство. – Мужчина, – отвечает она, – не преувеличивайте». Хотя зачем пересказывать? Вы все это неоднократно видели по телевизору. Я недавно поняла, почему юмористы старой формации грешат шутками, что называется, ниже пояса. Вероятно, все дело в длительном засилье советской цензуры, когда разрешалось шутить только на темы торговли, бытового обслуживания и межличностных отношений, без намека на секс. Понятно: появилась возможность – и они отрываются по полной. Пару десятков лет подряд… Впрочем, еще одно сравнение. Недавно была на концерте Клары Новиковой, там тоже шутки были той же тематики, тоже неновые, но звучали как­-то более органично, что ли… А может, все дело в артисте, вернее, в его уважении к зрителю?.. Самое интересное, что публика смеялась! Не так, конечно, безбашенно, как на Галкине, и не так громко, как на Новиковой или Рожковой. Но ведь веселилась, значит, и для пошлого юмора есть свой потребитель. Впрочем, если монологи и вызывали смех, то выступление привезенного Винокуром театра публику не сильно оживило. Бесспорно, хореография хорошая, неплохие голоса, и даже некоторые образы вполне соответствовали тем, кого пародировали. А чтоб зритель, не дай бог, не потерялся в догадках, схожесть подчеркивали соответствующим платьем. Например, «певицу Елку» нарядили в маскарадный костюм хвойного дерева. И практически в каждом номере присутствовало обилие поролоновых грудей! Тексты самих пародий за редким исключением оказались откровенно слабыми, причем то, про что пели артисты, для зала осталось загадкой – качество звука было отвратительным. Грешным делом в голову закрались крамольные мысли (которые я, впрочем, быстро отогнала): не под фонограмму ли работают артисты, потому как, когда маэстро в творческом запале отошел на приличное расстояние от микрофона, песня продолжала литься в той же громкости. Впрочем, зритель заслуживает своего артиста. В этом я в очередной раз убедилась в заключение концерта. Артисты кланялись на сцене, а зрители, еще пять минут тому назад смеющиеся и восторженно хлопающие, по обыкновению толпой протискивались к выходу, не посчитав нужным отдать уважение любимому юмористу. Стыдно, знаете ли, господа…Анекдот от ВинокураАмериканка, француженка и русская на пляже рассуждают про мужей и детей. Как водится, первой подает реплику американка: – Я по поводу детей своему говорю: давай подождем. Он обиделся, ушел. Я его день не вижу, другой не вижу, наконец, он вернулся по решению нашего справедливого суда. Француженка: – Я тоже попросила подождать. Муж обиделся, ушел, через пару дней вернулся – ревность его замучила. Очередь дошла до нашей соотечественницы: – Тоже мужа попросила: давай подождем. Он обиделся. Я день не вижу, другой не вижу, на третий день стала видеть одним глазом, а сейчас у нас шестеро…