Музыка меняет все вокруг

Для Владивостока пела виолончель, которая была свидетелем французской революции

18 апр. 2012 Электронная версия газеты "Владивосток" №3120 от 18 апр. 2012
f6a5b709130123916ffd705e31ca5333.JPG

Умберто Клеричи, знаменитый виолончелист, победитель конкурса имени Чайковского, приехал во Владивосток, чтобы сыграть концерт в рамках фестиваля классической музыки «Дальневосточная весна». В России музыкант уже в пятый раз. Он выступал в Москве, Санкт-Петербурге, в Сибири, а вот теперь посетил Петропавловск-Камчатский и Владивосток. Учиться музыке Умберто Клеричи начал в пять лет и с тех пор не представляет себе жизни вне ее.– Почему виолончель? – улыбается музыкант. – Это случилось так… Когда мне было пять лет, меня привели в музыкальную школу. Там учили играть на двух инструментах: скрипке и виолончели. Учитель поставил меня перед двумя шестилетками, которые отучились год, и сказал: послушай, как они играют, и выбери инструмент. Детская скрипка, на которой играл один из ребят, меня не впечатлила, она как­-то противно скрипела. А вот звук виолончели оказался глубоким, приятным. Я выбрал виолончель раз и навсегда. Сегодня Умберто Клеричи играет не просто на виолончели, а на инструменте, который можно назвать уникальным: ее создал Джованни Батиста Гуаданьини. Несколько веков назад! – Моя виолончель старше, чем Владивосток, – смеется Умберто. – Она видела французскую революцию, она побывала во многих странах! У нее удивительный звук! На ней играли многие великие музыканты, и их дух живет в этом инструменте. Я родился в Турине, эта виолончель тоже была сделана в Турине, только много лет назад – в 1769 году. Она меняла владельцев, принадлежала знаменитому Антонио Янигро, великому виолончелисту. После его смерти виолончель хранилась у сына музыканта, который жил в США. Я играл в Карнегихолле, сын Янигро пришел на концерт, услышал меня, потом пришел ко мне и сказал: у меня есть инструмент, очень старый, хочешь на нем играть? Я был обрадован и поражен. И эта виолончель со мной уже восемь лет. Вместе с Тихоокеанским симфоническим оркестром Умберто Клеричи исполнил произведения Мусоргского, Чайковского и знаменитый концерт Шумана для виолончели с оркестром ляминор. – Это удивительная музыка, – объяснял Умберто Клеричи и журналистам, и музыкантам оркестра, – в ней так много эмоций, ведь Шуман писал этот концерт, уже будучи больным, в нем он выразил те эмоции, что переполняли его душу… Это нужно чувствовать, понимать. Эмоциональность, по словам темпераментного и очень обаятельного итальянского музыканта, одно из главных достоинств классической музыки. Ведь именно эмоции способны тронуть душу. – Я люблю Россию, – признался Умберто Клеричи, – мне кажется, что темперамент, эмоциональность русского и итальянского народов во многом схожи. А ведь самое главное в музыке – экспрессия, эмоция. Да, она написана много лет назад, да, этот язык не назовешь современным, но эмоции в ней современные, и мы, музыканты, должны выразить эту эмоцию. Классическая музыка – не мобильный телефон, который заменил – и не жалко, это вечная ценность. Если мы будем обращаться к этим ценностям, к высокому искусству, мы будем по-другому жить, другим – лучшим – станет и наше будущее. Можно сравнить с «Ромео и Джульеттой»: это очень старый язык, но история, на котором она рассказана, эмоции, которые в нее вложены, современны и всем понятны. Кем вырастет человек, который не знает историю Ромео и Джульетты? Сегодня самая большая проблема в том, что в ресторанах, в автомобилях, в публичных местах чаще всего люди слушают поп­музыку, привыкают к ней, настраиваются на нее. В России сильнейшие традиции народной музыки, ваши инструменты – домра, балалайка – могут звучать фантастически. А российская поп­-музыка, увы, всего лишь плохая калька с американской попсы. Ее можно не слушать, а просто прислушиваться. Классическая же музыка – серьезная, ее не будешь слушать на бегу, между делом. Музыка для Умберто Клеричи – дело жизни. В ответ на вопрос, не мечтал ли он, к примеру, в подростковом возрасте вместо того, чтобы разучивать гаммы, гонять мяч с друзьями, музыкант хохочет. – В футбол я и так всегда играл, ведь я итальянец, а в Италии футбол – это почти религия. Я вам расскажу одну историю: у меня есть друг, много старше меня, он в детстве учился музыке, а потом стал профессиональным футболистом. Перед каждым матчем он слушал не что­-то, а классическую музыку. Когда карьеру в спорте он завершил, он стал известным тележурналистом и попрежнему слушает музыку. Она провела его по жизни, помогла выстоять. Музыка делает вашу жизнь отличной от других, если вы ей преданы, она ведет вас всю жизнь и все вокруг меняет.