Очарованный островами

Завтра в галерее Portmay открывается персональная выставка Виктора Федорова «Выход к морю»

29 февр. 2012 Электронная версия газеты "Владивосток" №3093 от 29 февр. 2012
2e9be08655c7166f3735ca8c5251a817.jpg ВИКТОР Федоров - патриарх дальневосточного авангардного искусства, ушедший из жизни в мае прошлого года. Новая выставка представит зрителям более пятидесяти живописных и графических работ художника, которые охватывают несколько десятилетий его творчества. Кроме того, состоится премьера видеофильма режиссера Марины Скляровой «Островитянин», посвященного жизни художника в городе и на островах.Свою родословную Виктор Федоров ведет от старообрядцев, сбежавших еще в XVII веке от преследований никонианцев в Австрию. Там родились мать и отец Виктора, им и суждено было в начале прошлого века вернуться в Россию, на Дальний Восток. Художник родился в приморской Шмаковке, а в 1953 году поступил в художественное училище во Владивостоке. Позднее он учился в знаменитом художественном училище им. В. Сурикова в Москве, но оставил его на четвертом курсе и вернулся в Приморье. И не просто в Приморье, а на острова. С тех пор жизнь Виктора Федорова была связана с заливом Петра Великого, с дикой красотой и простором моря, свободой островов. - В советские времена, ¬ говорит искусствовед Александр Лобычев, - работы Виктора Федорова даже по разряду безобидной маринистики не могли пройти ни на какие выставки ¬ ну никак не вписывались! Его голубые и лиловые купальщицы, с грудью, подобной островам, раскинувшие руки за пределы советских территориальных вод, были невыносимы для глаз тех, кто по долгу службы и по велению сердца поддерживал порядок в искусстве.Это был главный творческий жест художника – купальщицы, меняя обличья, обращаясь то в чайку, то в сфинкса, то принимая очертания прибрежных камней, стали заселять картины Федоров как бы помимо его воли.А ранняя графика Виктора Федорова, представленная на этой выставке, – это рисунки гуашью, пастелью, акварели, работы, выполненные в смешанной технике, до сих пор остаются практически неизвестными ни широкому зрителю, ни искусствоведам. Между тем это поразительная по разнообразию художественных приемов и техник, по оригинальности пластических решений, глубине духовного освоения и преображения реальности в набросках, рисунках и эскизах подборка, готовая коллекция для любого музея. Виктора Федорова всегда было легче застать не дома и тем более не во Владивостоке, а острове Большой Пелис в бывшей гарнизонной бане времен Второй мировой войны. Там были и родина его, и дом, и главная мастерская. Кажется, он и по сию пору там – если не сидит с этюдником на берегу, значит, рисует, глядя на островные просторы…