Верной осталась только жена...

Женщины в жизни Александра Фадеева

14 дек. 2011 Электронная версия газеты "Владивосток" №3054 от 14 дек. 2011
a053d263b7b25d2909da0b0837ba9b11.jpg

Разговоры об амурных похождениях знаменитого советского писателя Александра Фадеева никогда не утихали. Даже в приснопамятное «застойное» советское время, когда самое невинное слово принималось за крамолу, на разных уровнях и в различных кругах можно было услышать… При одном таком разговоре довелось однажды присутствовать автору этих строк. В начале 80-х годов на встречу с комсомольским активом Приморья был приглашен известный дальневосточный краевед Сергей Иванов. Темой его выступления был рассказ о Фадееве, которого Сергей Алексеевич хорошо знал, – в конце 40-х годов входил в группу местных литераторов, которая при содействии Фадеева занималась воссозданием Приморской писательской организации.Сергей Алексеевич поведал много интересного о партизанской юности нашего земляка, первых его литературных опытах, перипетиях, связанных с романом «Молодая гвардия», ну и, естественно, о многочисленных победах на дамском фронте.Высокий, стройный, с голубыми глазами, нордического типа (мать, напомним, была обрусевшей немкой), Фадеев притягивал, словно магнит. Сначала думал о Родине, потом – о себеМежду тем до поры до времени женщины мало его занимали. Главное – революция, партийная деятельность, литература, а уж потом – личная жизнь.Первой его женой стала молодая, начинающая писательница Валерия Герасимова. Брак был по любви, но, увы, оказался непрочен и недолговечен. Валерия Анатольевна мечтала о семейном уюте, спокойной, размеренной жизни. Неуемный же супруг стремительно поднимался в общественных и литературных делах, становится одним из лидеров небезызвестного РАППа (Российской ассоциации пролетарских писателей), юной жене – самый минимум внимания. В 1932 году они без обид и упреков оформляют развод. Александр Александрович сохранил самые добрые, дружеские чувства. Более того, когда в 1937 году над бывшей женой сгустились тучи и нависла угроза «загреметь» по политической статье, употребил все свое влияние, чтобы отвести беду. Даже перед Сталиным не побоялся отстаивать.Некоторое время холостяковал. Понятное дело, у свободного да еще преуспевающего красавца писателя не было отбоя от поклонниц. В том же 32-м с ним приключилась история, которая при иных обстоятельствах могла, что называется, выйти боком. Фадеев увлекся молоденькой Олей Ляшко, работавшей секретарем в офисе РАППа. Параллельно девушка крутила роман с молодым писателем Виктором Дмитриевым. Что там было в этом треугольнике, никто толком не знает, но однажды случилось непоправимое. Дмитриев, уединившись со своей возлюбленной в одной из московских гостиниц, достал пистолет и сначала застрелил подругу, а потом себя.Шум был неслыханный. При разбирательстве – а им занимался сам начальник ОГПУ Генрих Ягода – всплыло имя Фадеева, но в итоге следствие зашло в тупик. Да и не могло не зайти – выяснилось, что девушка страдала наследственным душевным расстройством. Спустя много лет, уже в перестроечное время, эта совершенно забытая трагическая история была извлечена из анналов и стала активно использоваться в публикациях антифадеевского толка. Весьма прискорбно, что на поводу у противоборствующих сторон пошли и некоторые приморские СМИ, которые, не разобравшись, принялись вслед за столичными антагонистами дружно охаивать Фадеева.Семья появилась, а «шалить» не пересталК концу 30-х годов в жизни Фадеева наступает крутая перемена – он вновь женится. Будучи в Париже в командировке, познакомился с актрисой гастролировавшего во Франции МХАТа Ангелиной Степановой. Яркая, обворожительная красавица буквально сводила с ума московский бомонд. Однако была замужем – за режиссером МХАТа Николаем Гончаровым, одновременно была у нее тайная любовь с популярным драматургом Николаем Эрдманом (недавно в Москве издана их переписка, вызвавшая в театральных кругах сенсацию. – Прим. авт.). Тем не менее первенство в этом своеобразном четырехугольнике осталось за Фадеевым. Сближению помимо всего прочего способствовало и то обстоятельство, что были они земляками. Степанова родилась в Николаевске-на-Амуре, ее мать одно время жила во Владивостоке.В самый канун 1938 года они обвенчались. К слову, у Степановой был уже сын Саша, родившийся за год до свадьбы с Фадеевым. Они прекрасно подходили друг другу. В том смысле, что сквозь пальцы смотрели на частые производственные отлучки. Степанова была вся поглощена работой в театре, гастролями, Фадеев все больше и больше погружался в общественно-литературный мир. Впоследствии он станет играть видную роль во Всемирном Совете Мира. В 1938 году по предложению Сталина возглавит Союз писателей СССР, в дальнейшем станет его генеральным секретарем. На творчество времени практически не останется. Еще, наверное, и потому, что по-прежнему востребован «налево».Он увлекается знаменитой московской леди Ольгой Булгаковой, женой автора «Мастера и Маргариты». Их отношения зашли так далеко, что вынужден был вмешаться ЦК КПСС. Секретарь ЦК Щербаков, руководивший в военное время Совинформбюро и бывший непосредственным начальником Фадеева, предлагал крайнюю меру – исключить из партии, что автоматически вело к уходу с поста главы Союза писателей и вообще к краху политической карьеры. Но тут вмешался Сталин, предложивший ограничиться строгим выговором по партийной линии. Судьба изменчива всегдаВообще говоря, отношение вождя к Фадееву – нечто из ряда вон выходящее. Сплошь и рядом Фадееву прощалось такое, за что другие расплачивались должностями, карьерой, отдавались под суд, а то и ставились к стенке. Фадееву же сходило с рук. Но вернемся к Булгаковой.У Фадеева со Степановой дело шло к разводу, тем более что новоявленная претендентка, Ольга Сергеевна, к тому времени овдовела, но…На беду Фадеева, новая пассия на дух не переносила пьющих, а к тому времени автор «Разгрома» и «Последнего из удэге», увы, уже изрядно закладывал.В годы войны завязывается еще ряд романов, самый громкий из них – с Маргаритой Алигер, известной поэтессой, автором знаменитой в те годы поэмы о Зое Космодемьянской. В 43-м у них рождается дочь Маша. Девочка была необыкновенно одаренной, отлично училась, писала стихи. Но судьба ее сложилась трагично. Вышла замуж за немецкого поэта Ганса Энценсбергера, уехала с ним на Запад, но семья вскоре распалась. После развода жила в Лондоне, в 91-м году покончила жизнь самоубийством, приняв большую дозу снотворного. Кое-кто потом скажет: сказались отцовские гены…В 44-м в семье Фадеевых появился второй сын – Миша. Двое детей, любящая жена, устроенный быт (пятикомнатная квартира в Москве, за городом – раскошная дача, прислуга, личные секретари и помощники) – все это, казалось бы, должно остепенить, да и годы уже не позволяли «шалить» с прежним размахом. Но куда там!Стоит только поражаться стойкости Ангелины Иосифовны, которая не только умела сохранять мину при плохой игре, заботиться о детях, но и оставаться примой театральной Москвы.Отдельной статьей – роман с учительницей Асей Колесниковой, его давней знакомой еще по Владивостоку. Они были одногодки, родились в 1901-м, он учился в коммерческом училище, она – в женской гимназии. Завязывается интенсивная переписка. Донельзя занятый генсек писательского союза находит время на многостраничные послания, шлет денежные переводы, посылки. Ошеломленная учительница, к слову, работавшая в те годы (конец 40-х – начало 50-х) в одной из школ Спасска-Дальнего, вдруг узнает, что именно она и была первой, но, увы, безответной любовью будущего мэтра пера:«В этом новом, уже совсем взрослом мире… в мире новых дружб и привязанностей… как-то сам собой, незаметно для меня, милый, прекрасный образ первой моей любви все отдалялся и отдалялся от меня в дымку далекого-далекого прошлого. Так сама собой и ушла в эту дымку моя любовь к Вам, милая, милая моя Ася!.. А это отразилось на моей жизни… и отразилось печально для меня, потому что я утратил одну из самых больших и самых естественных возможностей личного счастья, – может быть, единственную возможность!..»Встретились ли они после 30-летней разлуки – трудно сказать, история об этом умалчивает.А на дворе уже была совсем другая жизнь, наступала совсем другая эпоха. В марте 53-го умирает Сталин. Еще не успели отзвучать погребальные молебны, а над головой главы писательского сообщества засверкали молнии. Из лагерей стали выходить репрессированные, и тут выяснилось, что сотни тысяч, в том числе и многие писатели, совсем не враги народа. Генсек технично отстраняется от власти, литературный, но прежде окололитературный мир начинает сводить счеты. Доконал ХХ съезд партии, осудивший культ личности еще вчера всеми боготворимого вождя…13 мая 1956 года Александр Фадеев решает свести счеты с жизнью (подробнее о причинах и обстоятельствах трагедии в очерке «И тогда он выстрелил в сердце», «В», 11 мая 2011 г.).Ангелина Степанова мужественно перенесла свалившееся горе, продолжала работать в театре, воспитывать детей. Она переживет мужа на 44 года!…На вечере, посвященном 90-летию великой актрисы, ее квартира буквально утопала в цветах. Растроганная Ангелина Иосифовна поблагодарила гостей и попросила отвезти цветы на Новодевичье кладбище – на могилу Александра Фадеева.