Золотая шайба

Перстень обладателя Кубка Стэнли корреспондент «В» увидел на руке Дага Брауна издалека...

21 сент. 2011 Электронная версия газеты "Владивосток" №3007 от 21 сент. 2011
340d00613e2b498345d9c9f82e8237fe.JPG

Ветеран североамериканской Национальной хоккейной лиги (НХЛ), двукратный обладатель Кубка Стэнли (1997-1998 гг.), участник знаменитого «Матча всех звезд», состоявшегося на Красной площади 9 декабря 2006 года, Даг Браун был почетным гостем 9-го международного кинофестиваля «Меридианы Тихого», который завершил работу на прошлой неделе.Его визит во Владивосток, организованный в рамках программы «Русский и американский хоккей: две звезды, два друга, два примера для подражания», – результат делового сотрудничества администрации Приморского края, руководства ледовой арены «Полюс» и генконсульства США. Второй звездой в этом альянсе стал прославленный Вячеслав Фетисов, ныне сенатор от Приморья в Совете Федерации, с которым Браун несколько лет играл в команде клуба профессионалов «Детройт Рэд Уингз» (США). Корреспондент «В» встретился с Дагом Брауном в одном из местных кафе за день до отъезда американца из Владивостока.В качестве верительной грамоты протягиваю заокеанскому хоккеисту спецвыпуск газеты «Владивосток», посвященный недавнему визиту в Приморье Владимира Путина. На первой полосе цветной снимок гигантской трубы лимонного цвета газотранспортной системы «Сахалин – Хабаровск – Владивосток», на которой премьер­-министр РФ ставит автограф.– О, «Yellow submarine»! – улыбается Даг, взглянув на фото: знаменитый хоккеист не лишен чувства юмора и явно любит «Битлз».Наш разговор начался не с обсуждения спортивных достижений Дага, а с огромного золотого перстня, усеянного бриллиантами, который украшал кисть его правой руки на церемонии открытия «Меридианов Тихого». На него тогда обратили внимание многие присутствующие. Дело в том, что перстень у Дага Брауна именной, такие перстни носят только хоккеисты – обладатели Кубка Стэнли.– Я всегда надеваю этот перстень на значимые общественные мероприятия. Чтобы люди не задавали мне лишних вопросов и не слушали, что я говорю, а сосредотачивали свое внимание на перстне, – шутит Даг Браун. И вполне серьезно добавляет, доставая из кармана брюк свое сокровище. – Кстати, хоккеистам, не завоевавшим Кубок Стэнли, нельзя притрагиваться к такому перстню.Не собираясь бороться за Кубок Стэнли, беру в руки перстень Дага. Его тяжесть внушает уважение.– Какова его стоимость?– Мне бы не хотелось об этом говорить, – улыбается Даг. – Скажу лишь, что в нем много лет труда, много пота и крови.– У вас пятеро детей, и вы постоянно в разъездах. Когда вы находите время на общение с ними? И как влияют ваши путешествия на отношения в семье?Толмач перевел мой вопрос Брауну. В ответ тот открыл ноутбук, находившийся на столе, и повернул ко мне экран, на котором вместо «обоев» было фото его семьи:– У нас прекрасная семья. В семье моей жены Морин было одиннадцать детей. Поэтому она обожает, когда в семье много детей. Вот это три мои дочери и два сына, вот – жена. Через Интернет я с ними общаюсь каждый день. Я сегодня уже звонил им несколько раз. – Когда Вячеслав Фетисов и Игорь Ларионов пришли в «Детройт Рэд Уингз», они уже были на закате своей спортивной карьеры. Не рисковал ли клуб, заключая контракт с ними? В хоккей, как правило, играют молодые и физически крепкие парни.– Хоккей – очень быстрая и очень тяжелая игра. Но одна из главных ее составляющих – это возможность принимать очень быстрые и очень умные решения. В те годы в «Детройте» мы ввели постоянный контроль над шайбой и быстрые неожиданные передачи. Таким образом по хоккейной площадке не столько передвигались тела, сколько летала шайба. Не надо забывать, что кроме Ларионова и Фетисова в команде было много американских игроков, которые также оказались в «Детройте» на излете своей карьеры. Благодаря чему сложилась очень умная система из тонких игроков, которые отличались не столько физическими возможностями, сколько огромным опытом игры в хоккей и интеллектом.– Американский хоккей обычно ассоциируется с силовыми приемами, а вы создали интеллектуальный хоккей…– Получилась определенная смесь стилей, школ и систем русского, европейского и американского хоккея. «Детройт» научился выигрывать за счет сплава различных ингредиентов. И я бы не сказал, что это был только интеллектуальный хоккей. У нас были самые разные школы, самые разные системы, которые во время игры менялись. Они и сложили уникальный стиль игры «Детройта». Не нужно забывать, что у нас был тренер Скотти Боумен, очень умный и тонко чувствующий человек. Он позволил хоккеистам, представлявшим самые разные школы, играть так, как они умеют и хотят играть. У нас в команде было пятеро русских, и он позволил им играть в тот хоккей, в который они умели и любили играть. Но он также добавлял к ним американских и европейских игроков, которые понимали такую игру и вписывались в нее, добавляли свои уникальные качества. К примеру, у нас были очень мощные молодые игроки, отличающиеся великолепными физическими данными. Но мастерство Скотти Боумена как раз и заключалось в том, что он позволил всем этим игрокам смешаться с остальными игроками команды в таких пропорциях, чтобы они показали свои самые лучшие качества именно в те моменты, когда это было более всего необходимо.– Как бы вы оценили ваши годы работы в «Детройте»? – Игра в «Детройте» – это самое лучшее время в моей спортивной карьере. Я общался с огромным числом великолепных и ярчайших спортсменов­-партнеров. Молодых ребят в команде было не так уж много. Боумен считал, что опытным игрокам гораздо проще объяснить то, что ты хочешь.– Как известно, Даг Браун сегодня не только бизнесмен, но и педагог, обучающий хоккею молодых ребят. А в каком возрасте вы сами встали на лед и почувствовали себя хоккеистом? – Я катаюсь на коньках с четырех лет. Мы жили в разных небольших городках, один из них – это Сент­-Маркс (Святой Маркс) в пригороде Бостона, где мои родители преподавали в школе в старших классах. Так что у меня уже в детстве была возможность находиться в этой школе и заниматься в спортивном зале вместе со старшеклассниками. Получалось, что у меня было около трехсот братьев и сестер, к которым можно было напроситься играть в любые игры! В школе был каток, вокруг него было много замерзших прудов, на которых ребята гоняли шайбу. Я подходил к ним, тыкал клюшкой и говорил: «Давай поиграем!». Отказов никогда не было, – вспоминая детские годы, Даг Браун улыбается.– Нет ли в Америке соревнований для юных хоккеистов наподобие нашей «Золотой шайбы», которые проводятся в России еще с советских времен?– У нас в штате Мичиган в каждом городке – культ хоккея. Бостон не исключение. Мы много играли, у нас были свои лиги, свои городские соревнования, свой плейофф. В каждом городе и по сей день по несколько хоккейных команд. У нас есть турнир, аналогичный «Золотой шайбе», он проводится ежегодно в Квебеке. Там собираются самые лучшие команды. С другой стороны, у нас есть поговорка «Трава всегда зеленее за забором соседа». Это к тому, что совершенно не нужно ехать в другой город за 200 миль, где есть другие хоккейные команды, чтобы сыграть в хоккей одну игру. Гораздо важнее дать детям возможность играть, наслаждаться игрой как можно чаще и как можно больше. А это легче сделать дома, на местном уровне, играя с командой из соседнего двора.– Так случилось, что вы оказались во Владивостоке в дни кинофестиваля «Меридианы Тихого». Вы любите кино?– Да, я очень люблю кино. Кроме того, у меня две племянницы по линии жены Кэйт Мара и Ронни Мара – начинающие молодые актрисы. Они очень знаменитые для своего возраста. Посмотрите Интернет, вы много узнаете о них интересного. Это молодые новые лица в группе актеров в возрасте от 20 до 25 лет, которые сейчас входят в мир кинематографа. Я очень горжусь ими и внимательно слежу за развитием их кинематографической карьеры.Здесь Даг Браун недвусмысленно посмотрел на часы. Пришло время последнего вопроса. – В начале нашей беседы вы сравнили желтую газовую трубу на фото с «Желтой подводной лодкой», знаменитым мультфильмом «Битлз». Вы что, фанат битлов?– Конечно, – смеется Даг. – А кто их не любит? Мои знакомые из Владивостока рассказывали мне о подводной лодке на набережной. Они говорили, что это одна из важных достопримечательностей Владивостока. Днем это одна подводная лодка. Ночью – другая. Поэтому я посмотрел на эту фотографию, и у меня родилась ассоциация с подводной лодкой. Труба-то желтая.