Место авторских фильмов в кинотеатрах занял попкорн

Что нужно российским режиссерам, чтобы продвигать свои фильмы на Запад?

16 сент. 2011 Электронная версия газеты "Владивосток" №3005 от 16 сент. 2011

Пресс-конференция международного жюри «Меридианов Тихого» состоялась в третий конкурсный день фестиваля. На вопросы журналистов они отвечали полным составом, даже Лав Диас вернулся с Венецианского кинофестиваля, где показывался его новый фильм «Столетие родов». Возможно, оттого, что в этом году жюри собрано по принципу «постпродакшн», разговор свелся к удручающей кулуарности авторского кино.– Вопрос к Яну Шутте. Почему вы решили отправиться во Владивосток на поезде. Может, это связано с поиском материала для фильма?– В некотором роде. Я проделал на поезде всего четыре с лишним тысячи километров, но это было очень интересно. Из окна поезда видишь больше, чем из окна самолета. По пути я видел небольшие города, но в течение трех дней мне попадались только маленькие поселения. Так что я понял, насколько Владивосток далеко.– Вопрос к Раисе Фоминой, генеральному директору и учредителю агентства «Интерсинема». Присмотрели ли вы какие­-то картины, которые, может быть, хотели бы купить для проката в России?– Покупать ничего не буду. Я занимаюсь прокатом западного кино уже 20 лет. Думала, что хуже, чем в 90х годах, быть не может. Оказалось, нет. Сейчас полно кинотеатров, только там нет места для очень хорошего арт­кино. К сожалению, кино как искусство, как средство просвещения людей там практически отсутствует. В последнее время все потрясающие картины были убыточными. Я выпустила картину китайского режиссера Цзя Чжанкэ Still Life, которая получила «Золотого льва» на Венецианском фестивале. В России на трех копиях она собрала 3500 тысяч зрителей, во Франции – около 300 тысяч. Вот какова ситуация с российским прокатом.– Вряд ли дело в том, что в Европе живут фанаты кино, а в России – нет. Может, нужно просто приучать российского зрителя к авторскому кино?– Да, такая ситуация характерна для многих стран, не только для России, – отвечает Ян Шутте. – В Германии, например, то же самое – авторские фильмы не доходят до обычного зрителя. Поэтому фестивали – как раз то место, где люди могут увидеть не только коммерческое, но и авангардное кино. Вам очень повезло, что у вас есть такой фестиваль.– Недавно был презентован проект, суть которого заключается в том, что в каждом крупном городе будут созданы мультиплексы, где люди смогут увидеть и массовые фильмы, и авторские.– Я отношусь к этому скептически, – уверила Фомина. – У нас есть мультиплексы, причем не только в Москве, но и в других городах. Но они не берут фильмы, которые считают коммерчески невыгодными. Или ставят их в самый плохой зал, на самое неудобное время. Дело не только в деньгах, которые нужны. Дело в людях, которые могут взяться за это. Где они?– Я полностью согласен, – добавляет Тони Рэйнс. – Когда на Западе появились мультиплексы, на них возлагались те же самые надежды. Но они не оправдались, поэтому основное решение этой проблемы – это фестиваль. Также некоторые фильмы можно увидеть на DVD, но этот рынок очень сокращается.– Что нужно российским режиссерам, чтобы продвигать свои фильмы на Запад?– Быть очень талантливым, – дала рецепт Раиса Фомина. – Это правило работает для любого региона. В массе своей русские фильмы неконкурентоспособны. Здесь это, может, не так видно, потому что на «Меридианах» показываются работы молодых режиссеров. С ними мы можем конкурировать. Но если говорить о серьезном кино, достойных режиссеров очень мало.– Вопрос к Филиппу Че. До нас доходят не очень радостные новости из Сингапура. Говорят, какие-­то проблемы возникли с кинофестивалем, который вы возглавляли достаточно долгое время, – ужесточается цензура, и он даже был перенесен с апреля на осень…– Я не хотел бы говорить ничего плохого о фестивале. Действительно, цензура ужесточилась, но это называют не цензурой, а рейтингом. А если что-­то из фильма вырезается, это называется редактированием. От этого страдает не только язык, но и действие, которое показывается на экране.