«Война и мир» - в комиксах?

Опыт развития интереса к литературе мы можем взять у японцев

3 авг. 2011 Электронная версия газеты "Владивосток" №2979 от 3 авг. 2011
9342e950b4aef5d981951737e290fbb5.JPG

Опыт развития интереса к литературе мы можем взять у японцев.Аида Сулейменова, преподаватель Восточного института ДВФУ, председатель Литературного общества имени Есано Акико, не так давно вернулась из Киото, где пробыла год, выиграв грант на проведение исследований в международном центре изучения японской культуры.- Аида Мусульевна, скажите, какое значение для вас имела эта поездка?- Не только для меня. Я занимаюсь изучением японской поэзии нового времени – это конец XIX – начало XX века, фактически он совпадает с нашим Серебряным веком. Тогда в Японии происходили большие изменения. И в это же время немало российских поэтов и прозаиков писали в стиле дальневосточной литературы – китайской, японской. Восток был в моде, им интересовались. Проект, по которому я получила грант, имел отношение к русским поэтам, выходцам из Владивостока.Во Владивостоке, кстати, гордость нашего Восточного института Евгений Спальвин и Василий Мендрин были одними из первых профессиональных японоведов. Мендрин к тому же был первым профессиональным российским переводчиком произведений классической японской литературы и первых произведений нового времени. Мне это удалось доказать во время своих исследований.- Интересуются ли сегодня российские читатели японской литературой так же, к примеру, как десять лет назад, когда Мураками был иконой?- Сегодня человеку открыто больше, попасть в Японию, увидеть эту жизнь изнутри стало намного проще. Самому изучать японскую литературу необходимости нет – открыл Интернет, прочитал, там все изложено. Поэтому многие интересуются тем, что красиво звучит. Я же считаю, что нужно пропагандировать японскую литературу нового времени, потому что именно из нее выросли модные и известные авторы новейшего времени.В конце XIX – начале XX века в Японии фактически изменился язык, в течение 50 лет он стал таким, каким мы его знаем сейчас. То, что в нашей истории делали постепенно Карамзин, Жуковский, Пушкин, Тютчев, Гоголь, в Японии прошло за 50 лет. До того язык состоял из восьми-девяти слоев: язык, которым пользуются в театре; язык, которым пишется письмо императору; язык, которым пишется письмо человеку более низкого ранга, и так далее. Да, японский язык существенно изменился, но все равно в нем и сегодня слышны отголоски этих уровней, как и в японской культуре, в японском обществе. Вообще язык оказывает очень сильное влияние на человека: если лексикон человека состоит из пяти слов, каждое из которых – из трех букв, то со временем сам человек становится примитивным. В Японии много вежливых слов, там вежливость – категория грамматическая, а не моральная, и японцы – очень вежливая нация.- Вы могли наблюдать за развитием современной японской литературы изнутри, так сказать…- Сегодня в японской литературе сложилась интересная ситуация. Писатели – и это очень распространено – могут сочинять рекламные слоганы и в то же время, нежась в онсэне, складывать хайку. Это давняя традиция: крупные писатели, на которых в свое время взросла японская литература, одновременно писали длинные романы и сочиняли хайку и танка. - Есть ли в Японии свойственная России проблема: молодежь теряет интерес к классике, не читает ее?- Да, причем более сильная, чем в России. В Японии все стремительнее меняется, чем в нашей стране. Японская молодежь живет в XXII веке и стремительно опережает своих родителей. Они пользуются невероятными технологиями, в любом районе страны могут выйти в Интернет. Кстати, интересно, что японцы жалуются на свою систему образования и недовольны ею. Но при этом все преподаватели стараются находить общий язык с учениками, говорить с ними на одном уровне. Ни один преподаватель не стесняется сказать студентам: я вот этого не понимаю, какой­то технологии например, может быть, вы мне объясните? И молодежь идет навстречу. Молодежь японская еще и потому не читает классику, что ее нужно читать со словарем. Но японцы нашли оригинальный выход: например, в стране выпускается много компьютерных игр со сложным, многоходовым сюжетом и сложной системой образов, а не пулялки­стрелялки. Такие игры развивают молодежь, прививают им полезные навыки, учат. Кроме того, там сочиняют игры, задумки которых берутся из классической мировой литературы. Выпускается огромное количество манга образовательного характера. Так что в этом смысле нам есть чему поучиться.