Ностальгию на рынке не купишь

Раньше сдать восьмилитровое ведро клубники за 170 рублей считалось крупной удачей. А сейчас литр клубники или малины – 100 рублей, килограмм грибов – 85 рублей. Откуда такие цены?

28 июль 2011 Электронная версия газеты "Владивосток" №2976 от 28 июль 2011
b6c4c4ce142c6a90b31770a04f798378.jpg

Раньше сдать восьмилитровое ведро клубники за 170 рублей считалось крупной удачей. А сейчас литр клубники или малины – 100 рублей, килограмм грибов – 85 рублей. Откуда такие цены?Совсем недавно я побывал на своей даче в Арсеньеве. Дача разоренная. Не людьми, нет, – временем. Сквозь высокую траву проглядывали листья клубники. Ветки винограда чернели посреди буйно растущей зелени, стыдливо прятались за полынью кусты крыжовника и желтой смородины, в колодце ядовито поблескивала лягушачья пена. Узрев меня, могучего исполина о двух ногах (каким я им казался), засуетились головастики. Я не был здесь четыре года и вот решил навестить родную дачу. Как она там без меня? В покосившемся домике, крыша которого представляет собой настил из бревен, все еще находились две лопаты, мотыга, тяпка и прочий инвентарь. Они небрежно приставлены к стенке, словно кто-то только что бросил их и ушел на отдых. Дача с детства была ужасным испытанием для меня. С огромной неохотой я рано вставал, тут же засыпал, но меня толкали и подымали. Я не понимал зачем. А мне уже вручали ведра, мешки и бидончики, на голову надевали уродливую кепку, чтобы нос не сгорел. Но он настойчиво сгорал, и плевать ему было на кепку. Мы отправлялись на остановку. Когда подходил автобус, не было случая, чтобы мне не отдавили ногу или не съездили локтем по голове. В автобусе мы спрессовывались до состояния молекул. Против жары открывался люк, в который летела дорожная пыль. Упасть в обморок не представлялось возможным даже самым слабым дамам. Они, бывало, пытались рухнуть в подобное состояние и даже глаза закатывали, но к концу путешествия приходили в себя. Между нами неизвестно как проходила женщина-крейсер, собиравшая плату за проезд. По законам профессии она была толще и одновременно ловчее всех пассажиров.На даче, как водится, если у тебя в руках нет лопаты или мотыги, то ты дармоед. И так до вечера – рвешь траву, окучиваешь корнеплоды и постоянно бьешь себя по тем местам, где секундой ранее находился комар. С другой стороны – костер, чай из котелка, борщ из термоса, огурцы, от свежести которых морщится язык. Смотришь – красота кругом. А в кружке твоей уже муха или пчела. Нечего было щелкать клювом.Теперь дача заросла и захирела. В автобусах полно свободных мест. Кругом заброшенные участки. Дома разбирают на кирпичи. Вот уж действительно, ты не знаешь, что у тебя есть, пока не потеряешь… Вот и я понимаю, что где-то в глубине души любил нашу дачу. А сейчас осталась только ностальгия и малина за сто рублей литр.