Честная жизнь офицера Тарулиса

Девяносто лет жизни, которой вправе гордиться не только сам почетный гражданин Владивостока и его семья, но и вся столица Приморья

12 июль 2011 Электронная версия газеты "Владивосток" №2966 от 12 июль 2011
e1551832415d9351f2bea5f2f4f7ba3f.jpg Девяносто лет жизни, которой вправе гордиться не только сам почетный гражданин Владивостока и его семья, но и вся столица Приморья.Удивительное поколение – наши ветераны! Люди, вышедшие из рабочих, крестьянских семей, вгрызавшиеся в науку, воспитавшие, по сути, сами себя... Люди, отдававшие Отчизне и труд, и кровь, и жизнь, если требовалось… Ерунда все это – никакие не американцы придумали self-made man, «человека, сделавшего себя самостоятельно», нет, это они – наши ветераны… Вот с кого бы брать пример…15 июля 90-летие будет отмечать кавалер ордена Отечественной войны, ордена Красной Звезды, почетный гражданин Владивостока Владимир Тарулис.За Родину, за Дальний Восток!Он родился во Владивостоке – в семье, как тогда часто бывало, интернациональной – украинско­-литовской… Родители были людьми простыми, но мечтали, чтобы сын получил хорошее образование. Покупали сыну много книг, перед школой даже наняли репетитора, так что учение Владимиру было в радость. Учился он с большим удовольствием, по сегодняшним меркам – на серебряную медаль: в аттестате всего одна «четверка» – по русскому языку. В 1939 году, окончив школу, Владимир поступил в военно-морское училище. Мать, конечно, хотела, чтобы сын пошел в гражданский институт, но… Когда ему было 14, умер отец. И мальчишка прекрасно понимал свою ответственность за маму. Он стал курсантом, а через два года началась война… Тогда, в суматохе принимаемых решений, курсантов военных училищ по всей стране – первокурсников и второкурсников – забрали на фронт, а третий курс оставили доучиваться. Позже уже было принято решение не выкашивать офицерский корпус, ведь из тех, кто тогда в 1941-м ушел на фронт из училища, никто не вернулся. Все полегли… В 1943-м Владимир женился – его половинка училась в одном с ним классе, в одной школе - № 28… А в 1945-м у них родилась дочь Тамара. По окончании училища Тарулис служил сначала на пограничном катере, затем на танкере «Коктебель», на сторожевом корабле «Киров», которым впоследствии командовал. Воевал Владимир Антонович на Сахалине, в Китае, в Корее (за что награжден медалью Северной Кореи и в 90-х годах неоднократно приглашался в эту страну с визитами), на Курилах… - Во время боевых действий на Сахалине корабль, на котором служил отец, - рассказывает Тамара Владимировна, дочь Владимира Антоновича (сам он по состоянию здоровья не смог пообщаться с журналистами), - поддерживал огнем с моря наши атакующие войска и не давал возможности японцам переправляться через пролив Лаперуза. Войны отец хлебнул вдоволь, да и послевоенной тяжкой жизни – тоже. После окончания боевых действий его направили в Корсаков служить командиром дивизиона пограничных кораблей. Мы с мамой поехали к нему. А до этого 10 лет подряд я видела папу только во время его отпуска или если корабль приходил во Владивосток. Отец рассказывал про войну, но не очень это любил… Впрочем, я сама видела, что такое война, какие у нее страшные последствия… Корсаков был буквально разбомблен, центральная площадь полностью сгорела, вокруг города полностью вырублен лес… И блиндажи, блиндажи… Военная служба никогда не была легкой, тем более на границе. Тамара Владимировна вспоминает, что ее детство и юность прошли под ночные звонки: то и дело отцу докладывали о нарушении морского пространства СССР, он собирался и уезжал… Да и командовать отрядом из 117 кораблей и 1000 человек личного состава – дело нешуточное. Здоровья и сил отнимает немало.В лучшем городе – лучшие людиГде бы ни служил Владимир Антонович, он всегда оставался горячим патриотом Дальнего Востока и родного Владивостока, потому от предложений служить на западе отказывался, а после выхода в отставку в 1961-м году вернулся в город детства…- Папа всегда говорил, что лучше города, чем Владивосток, на земле нет, - вспоминает Тамара Владимировна. - А они с мамой в отпуск куда только не ездили – и в Сочи, и в Гурзуф, и в города Средней России… Так что было с чем сравнить.Тамара и ее брат никогда не ощущали себя «командирскими» детьми, скромность и честность воспитали в них родители, а ведь в отставку Владимир Тарулис вышел капитаном первого ранга!- Отца уговаривали послужить еще, - говорит Тамара Владимировна, - он ведь и свой корабль, и соединение, которым командовал, вывел в образцовые. Всегда был суров, но справедлив и выдержан. С гордостью могу сказать: папу всегда уважали. Да, могли не любить за требовательность, но за порядочность уважали!Вернувшись во Владивосток, Владимир Тарулис снова пошел учиться – получил гражданскую специальность, по которой работал в рыбном порту обычным рядовым инженером…За 20 лет своей штатской жизни выдвинул огромное количество рационализаторских предложений. По словам дочери, их невозможно подсчитать… Привыкший отдавать делу всего себя, он и «на гражданке» трудился от души…- А еще папа много лет был лектором общества «Знание», - говорит Тамара Владимировна. – Он всегда интересовался общественной жизнью, политическими событиями, а уж сколько книг прочел! Знает почти наизусть многие произведения Чехова, роман Ильфа и Петрова «12 стульев»… Он вышел из простой семьи, но интеллигента воспитал в себе сам. С ним интересно, он очень остроумный и хороший рассказчик. Поэтому и его лекции всегда пользовались успехом… Кстати, много лет он увлекался моделированием – собирал по чертежам макеты кораблей. Сам вытачивал детали на токарном станке, воссоздавал облик кораблей до мелочей. У нас есть и «Коктебель», и «Киров»…Спасибо от всего ВладивостокаС 1987-го по 2005 год Владимир Тарулис был председателем Первомайского районного совета ветеранов, председателем совета ветеранов управления погранвойск по Дальневосточному округу. И этой работе он отдавался без остатка. Даже сегодня, по старой памяти, бывает, звонят ему ветераны, просят помочь… Если бы здоровье позволяло, Владимир Антонович наверняка бы и сегодня продолжал активную деятельность… Но он не стареет душой, жизнь ему по-прежнему интересна.- Хотя отцу уже и трудно, но он с удовольствием прочел книгу Элеоноры Прей «Письма из Владивостока», - уверяет Тамара Владимировна. – С интересом следит за жизнью страны и мира. По его просьбе я в Интернете нахожу его сослуживцев, друзей прошлых лет, веду переписку с ними. Папа активно этим интересуется… Звание почетного гражданина Владивостока Владимир Тарулис получил в 2002 году и очень гордится им. А мы, владивостокцы, гордимся тем, что вы, Владимир Антонович, наш земляк! С наступающим юбилеем вас! Здоровья вам!Из воспоминаний Владимира ТарулисаПосле Шумшу мы должны были высадиться на остров Матуа. Это маленький островок, никто о нем не знал, но в 46-м году здесь произошло извержение вулкана, благодаря которому он и прославился на весь мир. Кроме этого вулкана - пика Сарычева, здесь больше и нет ничего. Капитан мне говорит: «Лейтенант, бери катер и высаживайся». Взял я двадцать человек солдат, был с нами и японец – майор, представитель генерального штаба. Подходим мы к острову, и тут по нам открывают огонь, да такой, что вода буквально закипела. Хорошо, что мы успели укрыться за скалой. Японец наш кричит им что­-то, пилоткой машет, но бесполезно. Видимо, у них связи не было со своими и они не знали, что уже все закончилось – войне конец. Я связался с кораблем, доложил обстановку, с корабля открыли по острову огонь, и японцы довольно быстро выбросили белый флаг. Что из себя тогда представляли японские солдаты? Все маленького роста, и форма у них была вся одного размера, поэтому штаны сзади торчали таким мешочком. Грубые башмаки, пилотка со шнурочком сзади, которая подходит на любую голову. Рот у них почти не закрывался - передние зубы большие и торчат наружу (их даже на карикатурах рисовали с такими зубами).Говорят, это из-за питания. Кормили их скудно. Неприкосновенный запас продуктов японского солдата представлял собой десять галет размером с почтовую марку и десять маленьких конфет-драже величиной с наши витамины. На обед японскому солдату давали «японский флаг» - вареный рис, а сверху одно колечко вареной моркови. При этом на Шумшу мы потом обнаружили огромное количество подземных хранилищ, в которых хранилось очень много продуктов. Причем это, можно сказать, были шикарные деликатесы. Нам на эту операцию выдали по одному литру спирта и по килограмму пшена, а там было много всего такого, чего мы вообще в глаза не видели: консервы из ананасов, мармелад, шоколад, хорошие рыбные консервы, шпроты, икра, мясо, отличное виноградное вино. Все это хранилось под землей, а солдат держали впроголодь - берегли запасы для высадки десанта на Камчатку. Известно, что это планировалось - у японцев даже шлюпочные дивизии назывались по названиям камчатских пляжей.