«Вымученные» игрушки Марины Запорожец

В музее имени Арсеньева проходит выставка кукол «Народная игрушка», на которой можно найти и славянские обереги, и кукол, выполненных в традиционной народной технике – из соломы, глины, ткани, и работы, созданные из современных полимерных материалов…

13 апр. 2011 Электронная версия газеты "Владивосток" №2915 от 13 апр. 2011
62b114e198c16b99e44aa116c6bde3c5.jpg В музее имени Арсеньева проходит выставка кукол «Народная игрушка», на которой можно найти и славянские обереги, и кукол, выполненных в традиционной народной технике – из соломы, глины, ткани, и работы, созданные из современных полимерных материалов… Выставка пользуется огромным интересом посетителей – и на мастер-классы, которые дают кукольники, собирается немало желающих приобщиться к этому искусству.- Кукольник – тот, кто не может не делать кукол, – рассказывает художник-кукольник Марина Запорожец. – Вот я не могу. Делаю куклу долго, вымучиваю ее, иногда чувствую себя совершенно опустошенной: словно все силы ушли. Отдохну немного и снова возвращаюсь к работе, забывая про усталость, еду, время… Время для меня очень ценно. Много кукол хочется сделать. У меня есть папка в компьютере, так в ней собраны фотографии и портреты актеров, исторических личностей, сказочных персонажей… На всю оставшуюся жизнь хватит. Моя цель – провести в ближайшее время свою персональную выставку во Владивостоке. Надеюсь представить на ней портретные куклы наших знаменитых земляков и других известных узнаваемых личностей.Марине Запорожец привила любовь к творчеству ее бабушка - Ольга Рапопорт, которая была мастером художественной вышивки производственного объединения «Рассвет». Уже в четыре года Марина умела вышивать. В шесть лет начала делать свои первые игрушки: из лоскутиков, поролона, папье-маше, меха, проволоки. По окончании театрально-декора-ционного отделения Владивостокского художественного училища Марина пошла работать по профессии – в Театр молодежи, тогда ТЮЗ. – В театре я занималась исполнительской работой, ничего общего не имеющей с творчеством. Приходилось тупо закрашивать щеткой большие площади декораций. Помню, как расписывала «джунгли» для спектакля «Кошка, которая гуляет сама по себе». В общей сложности я закрасила тогда 1 кв.км! В театре мне очень нравилась атмосфера… но в итоге я ушла, получила второе высшее, занялась другой работой и про кукол не вспоминала.К созданию кукол Марина вернулась только через 12 лет… И с тех пор уже не прекращает творческую деятельность. - Для меня это самое большое счастье! Прежде чем начать лепить куклу, чувствую мандраж, словно перед выходом на сцену. Побороть волнение выходит не сразу, но потом увлекаюсь и забываю обо всем на свете. Люблю работать вечером и ночью. Ставлю какой-то хороший фильм, надеваю наушники и начинаю работать…Кукол, по словам Марины, можно делать из всего. - Головы и руки я леплю из самозатвердевающего или запекаемого пластика. Волосы – из специальных трессов, шерсти, льняных волокон, есть много вариантов. Тело куклы монтируется на проволочный каркас, крепится синтепон, ему придается форма тела, потом все обшивается эластичной тканью. Сверху костюм.В прошлом году Марина Запорожец сделала куклу для председателя Совета Федерации России Сергея Миронова. – В начале своего трудового пути Сергей Михайлович был геологом, ходил в экспедиции. Нашла в ЖЖ Миронова его фотографии из экспедиций. Старалась повторить точь-в-точь одежду. Рубашку в клеточку, штормовку. Пуговицы размером 3 мм сама делала. Кукла Миронову понравилась. Теперь она стоит в его приемной среди красивой коллекции камней. С некоторых пор у Марины появилось еще одно увлечение - изготовление славянских кукол-оберегов. Берегини, капустки, зерновушки, желанницы, неразлучники - безликие, потому что не принято рисовать таким куклам лица, сделанные без иглы и ножниц, из ярких натуральных тканей, такие обереги веселят глаз и подпитывают доброй энергией.– Однажды один человек мне написал, увидев моих кукол в Интернете, - рассказывает Марина, - «О, красивые игрушки». Мои куклы – не игрушки, подумала я. У каждой из них есть сердце. Шелковое или бархатное… Я всегда дарю им сердце. Может быть, это чудачество, но думаю, что это правильно.